Объемы — меньше, проблем — больше. Нынешняя путина обещает быть нелегкой не только для сахалинских рыбаков

В нынешнем промысловом сезоне островным рыбакам предстоит выловить 45 тыс. тонн лососевых. Из них 33 тыс. тонн – кеты, 10 тыс. тонн – горбуши, 2 тыс. тонн – нерки и кижуча.

Первыми выйдут на промысел предприятия, размещенные в Северо-Курильской зоне. Произойдет это рядовое для рыбаков событие 18 июня. Через неделю оживут промысловые участки Камчатско-Курильской подзоны. А далее — согласно стратегии лососевого промысла на 2021 год, принятой на недавнем заседании Сахалинского рыбопромыслового совета.

Команда по калькулятору

Стратегия на предстоящую путину советом выбрана весьма жесткая. На северо-восточном и юго-восточном побережье промысел горбуши разрешат не раньше, чем местные нерестилища заполнятся производителями не менее чем на 50 процентов.

Как долго рыбакам придется ожидать эту цифру, подскажет арифметика. Количество лососей, необходимых для естественного нереста, посчитают путем простого умножения нерестовой площади речного бассейна на число производителей, рекомендованное для данного вида.

Еще более жесткие условия предусмотрены для промысловых участков, расположенных между речками Сима и Долинка. Здесь заполнение нерестилищ должно быть 100-процентным, иначе ловить горбушу не разрешат. А на острове Кунашир добывать горбушу вообще запретили. Кроме того, промысел этой рыбы нельзя будет вести на юго-западном побережье Сахалина, а также в заливах Анива и Терпения.

А вот рыбоводным заводам никакая география не страшна: им разрешено добывать закладочный материал (икру) вне зависимости от местонахождения ЛРЗ, при заполнении нерестилищ всего на 50 процентов. Так что в нынешнюю путину забойки без работы не останутся.

Дело пахнет хлором

Предстоящую путину рыбацкое сообщество встречает не в лучшем настроении. Прогнозы на подход лососевых крайне неутешительные. А значит, не избежать конфликта интересов, особенно обострившегося на фоне последних нерыбных лет. Это когда промышленное рыболовство пытается выяснять отношения с рыболовством в целях аквакультуры (рыбоводство), любительское рыболовство перманентно перетекает в запрещенное рыболовство (браконьерство), а прибрежное рыболовство конфликтует с рыболовством в целях обеспечения традиционного образа жизни КМНС.

На днях в Холмском районе на реке Чеховке извели лососевую молодь. Буквально за несколько дней до ее выпуска в море неизвестные отравили воду хлоркой. Погибло более 5 млн. мальков. Такую цифру озвучил владелец лососевого рыбоводного завода (ЛРЗ).

Как это обычно и бывает в подобных случаях, происшествие немедленно обросло слухами и домыслами. Кто-то засомневался, что погибло столько много мальков, и требовал чуть ли не публичного их пересчета. А кто-то готов был обвинить в произошедшем сам ЛРЗ, которому-де выгодно представить убытки более значимыми, чем они есть на самом деле.

Общим же мнением было: заводу отомстили браконьеры. Они, мол, постоянно с рыбозаводчиками конфликтуют из-за того, что те не дают народу кету и горбушу в Чеховке промышлять. Появилась информация о том, что якобы накануне ЧП работники ЛРЗ помогли рыбинспекции задержать очередную группу незаконных добытчиков симы из числа местных жителей. Вот донельзя обиженные браконьеры хлорки в речку и насыпали.

Можно по-разному относиться к выращиванию лососевого малька в заводских условиях: активно поддерживать идею создания искусственной популяции кеты и горбуши в сахалинских реках или, напротив, видеть в ЛРЗ лишь узаконенную возможность гарантированно быть с рыбой и икрой даже тогда, когда промышленное рыболовство рискует оказаться в пролове. Однако сам факт варварского истребления мальков не может не вызвать сочувствия владельцу рыбоводного завода.

Похоже, ситуация в рыбопромышленной отрасли и в самом деле скверная, если дело дошло до, можно сказать, диверсии в отношение отдельно взятого ЛРЗ. Назвать происшествие на речке Чеховке как-то иначе, право, язык не поворачивается.

Проблема в профиле

Всего Сахалинской области в нынешний промысловый сезон предстоит выловить 45 тыс. тонн лососевых — кеты, горбуши, нерки и кижуча. Основной улов должна составить кета — более 33 тыс. тонн, а вот горбуши разрешено добыть менее 10 тыс. тонн. Не разгуляешься.

Разрешили бы больше, но горбуша в прогнозах сахалинских ученых не просматривается. Естественная популяция находится на грани истощения, а обилия искусственно выращенной горбуши как не было, так и нет. И вряд ли в ближайшие годы это обилие предвидится.

Можно сослаться на то, что более 60 сахалинских рыбоводных заводов заняты преимущественно воспроизводством кеты, поэтому и горбуши в наших реках нет. И закрыть этот вопрос. А можно попытаться перепрофилировать ЛРЗ с кеты на горбушу. И это было бы весьма своевременным, а главное, по-государственному правильным решением.

Тем более что сами же рыбоводные заводы не раз и не два заявляли, что занимаются архиважным делом — денно и нощно восстанавливают популяцию лососевых. Вот же она реальная возможность проявить себя в полный рост — попытаться ударными темпами увеличить численность горбуши. Достигнет она промысловых объемов, тогда можно снова браться за кету.

Другое дело, что в приказном порядке частный завод не перепрофилируешь. Но разве нынешняя ситуация в рыбной отрасли не требует кардинальных мер и жестких государственных решений? Рыбные запасы — национальное достояние, сравнимое с естественными монополиями. Решающее слово здесь должно оставаться за государством.

И еще

Государство от диалога не отказывается. Вот запретили кое-где промысел — и правильно сделали. Подняли штрафы за браконьерство — тоже хорошо. Но возникает вопрос: а что делать тем рыбакам, которые из-за запретов потеряли место работы? Им-то как быть и что делать?

Во времена рыболовецких колхозов подобных вопросов не возникало. Не только потому, что рыбы было больше и проблем с промысловыми участками не возникало. На защите рыбака стоял профсоюз, общественность. Сейчас же проблема трудоустройства рыбаков — личное дело каждого.

Похоже, бизнесу не интересно, куда пойдет безработный рыбак. Главное, чтобы с глаз долой. А из сердца вон рыбак и сам уйдет, без лишних напоминаний.
Один только вопрос: куда? В браконьеры?

Игорь КАЛИНИН.