У прибывших три ящика гвоздей. Нужно начинать строить Оху

1928 г. Первые палатки Охи.

Внештатный корреспондент топограф Иван Панфилов за десятки лет исходил с геологическими партиями весь Северный Сахалин и ярко рассказывал в газете о нефтяниках и геологах.

Не так-то просто было попасть на Сахалин в 1927 году. Из Хабаровска экспедиция, в которую вошли управляющий только что созданного треста «Сахалиннефть» В. А. Миллер, его заместитель М. П. Богданович, инженер Н. А. Худяков и другие специалисты, отправилась на лошадях по Амуру, где снежный покров достигал двухметровой толщины. Стояли сорокаградусные морозы, мела нескончаемая пурга.

Лошади, тянувшие тяжелые розвальни, выбивались из сил. Впереди бежали собачьи упряжки. В Николаевск экспедиция прибыла лишь на следующий день, рассчитывали пополнить запасы продовольствия, но сумели приобрести лишь три ящика гвоздей.

В Николаевске нашелся проводник — эвенк, возвращающийся на Сахалин с оленьей упряжкой. Местные жители советовали оставить лошадей в городе, но один из каюров привел неоспоримый довод: «Однако лошадку и кушать можно в случае голода».

Путь до Охи — через Амурский лиман, Сахалинский залив и залив Байкал, таежными дебрями был очень труден. Но вот и Оха. Построек — никаких. Прямо в тайге распрягли лошадей, утоптали снег, нарубили еловых веток, кедрового стланика, заменивших постель. А утром, только успели поставить палатки, как разразился страшный буран на несколько суток.
Итак, у прибывших три ящика гвоздей.

Нужно было начинать строить Оху, добывать нефть, такую необходимую для молодой Советской республики. О том, как это делалось и было сделано, и рассказывает Иван Федорович Панфилов в своем труде «Легенда продолжается», отрывок из которого приведен выше. Тема взята та же, что и для очерка «Трудная нефть Сахалина», изданного в 1976 году Сахалинским отделением Дальневосточного книжного издательства. Этой теме Панфилов посвятил десятки лет жизни. А начал сотрудничать в печатных органах Иван Федорович обычным рабочим корреспондентом. Ему, топографу, лично знавшему тех, о ком пишет, самому пришлось ходить маршрутами первопроходцев, спать в походных палатках, тонуть в горной реке, пить воду из таежных озер, из колодцев с морской косы.

За тридцать пять лет И. Ф. Панфилов исходил с геолого-топографическими партиями весь Северный Сахалин, участвуя в изучении местности, где сейчас действуют промыслы Катангли, Сабо, Тунгор, Колендо, Даги, Старый Набиль. Поэтому так интересно и ярко рассказывает он о товарищах по работе, людях мужественной профессии — нефтяниках, геологах. Вот один из примеров.

Неслыханое дело: бригада топографов — женщины. К тому же тезки — все Марии. Бригадир — Мария Жарова. Умеет прорубить просеку, смастерить волокушку, измерить стальной лентой длину линий в теодолитных ходах и вкусно приготовить еду.

…Отряд шел уже много дней. Вот и река — устье Гыргыланьи. А нужно попасть в устье Кениги — еще семь километров на восток. Сколотили плот: не шик, но плыть можно. Опасна неизученная река. Внезапно плот закружило, раздался треск, и все оказались в ледяной воде. С трудом добрались до берега, но откос крут и скользок, не одолеть его. Взялись за руки, вошли в тихий ручей, что впадал в реку, через него и выбрались.

Выуживали продукты, палатки, оборудование. Ручей потом был назван Девичьей Купелью. А на высоком пригорке вырос город — Нефтегорск.
Память о нелегком труде женщин-топографов сохранил рабочий корреспондент Иван Панфилов, рассказав о них на страницах газеты.

Герои его корреспонденции — геолог-нефтяник, профессор А. И. Косыгин, составивший первую достоверную геологическую карту месторождения Тунгор, кандидат геолого-минералогических наук, лауреат Государственной премии СССР, заслуженный геолог РСФСР, в 1980-х годах генеральный директор объединения «Сахалингеология» И. И. Тютрин, начальник одной из лучших полевых партий, а позднее начальник Охинской геологоразведочной экспедиции В. С. Переносенко, пропагандист В. Ф. Паршонков и многие другие.

В «Советском Сахалине» опубликован материал Панфилова под рубрикой «Мир твоих увлечений», в котором автор знакомит читателей с творчеством художника-любителя П. Тищенко. Умение видеть людей, желание рассказать о них, подчеркнуть в них главное — увлеченность, мужество, преданность делу — не только характерная черта рабкора Панфилова, но и жизненная потребность Панфилова-человека.

Именно поэтому запомнились читателям его публикации, такие, как «Первыми шли топографы», «Тайге нужны сильные», «Начиналось с первой палатки», его «Рассказы о профессии», «Лучшие вступают в партию», «Выход на шельф», «Династия».

И еще об одной стороне деятельности нашего внештатного автора. Он был участником морской экспедиции, работающей по программе Международного геофизического года в Охотском море и на шельфе. Многолетняя производственная и общественная работа дает богатый выбор материала для практических выводов и обобщений. Результатом этого явились не только газетные материалы «На подступах к шельфу», но и очерк «К глубоким горизонтам». Иван Федорович давно и активно изучал краеведение. И это тоже нашло свое отражение в его материалах. Они учат любить свой край, знать его историю, быть настоящим человеком.

Впрочем, не только Иван Федорович рассказывает о людях. И люди пишут о нем. Вот какое пришло однажды в редакцию письмо от жителей деревни Большое Кленовое Костромской области Шадриной, Галкиной, Поповой, Шураковой и других земляков Панфилова.

«В наших местах летом не брызнуло и малой капли дождя. Жара такая, что дыхнуть было нечем. И вот в эту сушь, когда все взрослое население находилось на сенокосе, а в деревне остались ребятишки да старухи, мальчишка шести годов каким-то образом поджег дом с пристройками. Наш Панфилов Иван Федорович накануне вечером приехал в отпуск к своей престарелой матери Александре Петровне. Когда он прибежал к горевшей избе, там уже все пылало жаром — не подступиться. Старухи и ребята шибко испугались, бегали вокруг избы, ревели. Из их рева понял Иван, что в избе кто-то есть, облился водой и бросился в избу. Только успел вытолкнуть беспамятную старуху и вынести ребеночка двух годов — сразу обвалился потолок.

Пламя и головешки бросало далеко, два дома занялись, а потом еще пять, и загорелся уже было на корню хлебушко. Быстро Иван Федорович организовал бригады из ребятишек, и стали они подтаскивать воду ведрами и обливать затлевшие дома.

Одного парнишку Иван послал звать помощь — колотить железом о лемех от плуга — сигнал такой при несчастных случаях. Тут и прибежал народ с сенокоса и выстроился в цепочку. Спасли деревню. Рядом же с деревней — вековой лес стоит.

За все за это от нас Ивану Федоровичу низкий поклон и много-много благодарностей.
Иван-то наш на наших глазах вырос. Работящий он был, в детстве в войну работал в колхозе и был комсомольским секретарем… Так разве такие люди подведут».

Не подвел Иван Федорович Панфилов ни себя, ни своих земляков. Сумел подтвердить свои жизненные принципы не только словом, но и делом. И личным примером.

Ольга ИГОШИНА.
(Материал опубликован 5 мая 1985 года, к 60-летию газеты «Советский Сахалин»).

Об авторе
Игошина Ольга Лаврентьевна (1927 – 2008). Участник Великой Отечественной войны. Работала в редакции газеты «Советский Сахалин» с сентября 1954 года по август 1995-го корреспондентом отдела писем.