Могут, когда захотят. У бездомных из Успенского начинается новая жизнь

Решетникова у своего "нового" дома.

Решетникова у своего “нового” дома.

«Человек без прав» – так называлась опубликованная 2 декабря 2016 года статья, в которой рассказывалось о тяжелой ситуации, сложившейся в семье бабушки и внука Решетниковых. Живут они в с. Успенском Анивского района. Собственно, не живут, а выживают. Своего жилья у них нет, перебираются из одного аварийного барака в другой. Но в ноябре прошлого года пришла пора сносить последний, в котором без тепла, без электричества ютились Решетниковы. Ни у бабушки, ни у внука не было и нет регистрации, они не имели права ни на жилье, ни на льготы, не могли мечтать о хорошей работе.

Валентина Федоровна обращалась в различные властные структуры. Ей говорили: «Чего вы жалуетесь, знаете же, что ничего вам не положено». «Да не жалуюсь я, – отвечала Решетникова, – помощи прошу, неужели вы этого не понимаете?».

Не понимали.

После публикации рассказа о судьбе бабушки и внука в редакцию стали звонить неравнодушные люди. Предлагали временное жилье, регистрацию. Мы всех благодарили и просили повременить, дождаться реакции властей.

После новогодних праздников пришел официальный ответ из анивской прокуратуры. В нем сообщалось, что Решетниковым в декабре 2016 года предлагалось жилье по договору временного найма в Аниве. Также им предлагался временный приют в специализированном учреждении социального обслуживания. Однако они от этих вариантов отказались. Дальше в ответе шли разъяснения, почему у Решетниковых нет права на жилье. Прокуратура также установила, что обвинять органы местного самоуправления в бездействии нет оснований, значит, и меры прокурорского реагирования тут не нужны.

В общем, очередная отписка. А журналист в своей публикации как раз обращался к той же прокуратуре проявить инициативу, найти возможность помочь людям.

Уже после того, как был отправлен официальный ответ, в анивской прокуратуре, видимо, пересмотрели свою позицию, и анивский прокурор обратился в районный суд с заявлением в интересах Решетниковой об установлении факта постоянного ее проживания на территории Анивского городского округа. Установление этого факта, писал прокурор, имеет для нее юридическое значение, оно необходимо для признания ее малоимущей для получения жилого помещения по договору соцнайма, а также постановки на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении.

И 16 февраля состоялось положительное решение.

Следствием его стало переселение Решетниковых в двухквартирный дом, стоящий напротив сносимого барака. Одна квартира в нем признана непригодной для проживания, хозяйку переселили в новое жилье, а Решетниковой разрешили временно поселиться там.

Для прежней хозяйки квартира, может быть, и была непригодной для проживания, а для Решетниковых по сравнению с прежним жильем это рай. Стекла в окнах целы, если хорошо топить, в доме тепло, есть электричество и живая душа за стенкой – сосед, благодаря которому никто уже не осмелится бить стекла и залезать в квартиру, чтобы напакостить, как часто это случалось ранее.

– Если бы мне дали эту хату насовсем, я бы ее сама привела в божеское состояние, – говорит Валентина Федоровна. – И полы перестелила бы, дырки все замазала, обои наклеила. Если бы знать, что меня отсюда скоро не выкинут… Хочется жить по-человечески, но ремонт – это же деньги.

Однако ее могут попросить из квартиры в любое время.

Решетникова уже собрала необходимые документы на постановку на учет в качестве нуждающейся в постоянном жилье и на днях повезет их в Аниву. Авось до тех пор, пока ей не предоставят что-то еще, никто не выставит ее с внуком на улицу.

Да, Решетниковой предлагали и другие варианты. Но что ей делать в доме инвалидов? А живя в Аниве, где она будет работать?

У себя в Успенском она трудится у фермера. В свои семьдесят с лишком доит двадцать коров три раза в день, кормит их, убирает за ними, таскает бидоны с молоком. Первая дойка в 5 утра. Трудная работа, а Валентина Федоровна ее еще и усложняет – не берет выходные, отпуска, боится, что, когда за коровами будут ухаживать другие люди, животные не станут отдавать все молоко, заболеют маститом. К ней же коровы привыкли, дают хорошие надои. Четыре года без выходных и отпусков. Платят, говорит она, хорошо. Я выпытала у нее, что значит хорошо. Оказывается, 20 тысяч рублей в месяц и компенсация за четыре отпуска по 2,5 тысячи за год. В прошлой публикации уже рассказывалось, что Решетникова в Успенском для всех палочка-выручалочка, никому не отказывает: копает-поливает огороды, штукатурит стены, помогает ухаживать за скотом. Вот и сейчас у нее еще один адрес работы: женщина легла в больницу на операцию, а у нее только что отелилась корова. Никто, кроме Валентины Федоровны, не согласился ей помочь.

Больше двадцати лет живет Решетникова в Успенском и не хочет на старости лет менять место жительства.

Самая большая радость, которая случилась с ней после привлечения газетой внимания к ее проблемам, – это изменения в судьбе внука Эдуарда.

Ему 22 года, в течение всей своей короткой жизни он делит вместе с бабушкой все невзгоды. Закончил школу, но учиться дальше не смог из-за отсутствия документов и средств. Немного подрабатывал в сельском магазине. Обращаясь к властям за помощью, бабушка хотела хотя бы для внука открыть дорогу в человеческую жизнь.

И, кажется, сейчас это стало возможным. Валентина Федоровна просто светится, рассказывая о том, как зимой к ним приехала молодая пара из Анивы – Александр и Юля Пермяковы. Привезли продуктов, много вещей для Эдуарда. Спросили его: «Хочешь работать?». Тот, конечно же, сказал да. Александр устроил его в какую-то газовую компанию, оплатил получение паспорта, помог пройти комиссию, дал на первое время деньги на проезд в Аниву. Эдуард уже отработал месяц, получил приличную зарплату. Решетниковы купили уголь, раздали часть долгов. Внуку обещали учебу и повышение зарплаты.

– Парень просто летает, – рассказывала бабушка. – Его так хорошо приняли. Коллектив мужской, а у нас в доме мужика никогда не было. Это же просто счастье, что есть такие добрые люди.

К Решетниковым приезжало еще много солидных, в годах людей. Кто они – она не знает. Двое мужчин говорили, что они из «Единой России». Валентина Федоровна точно не знает, в чем было их участие, но всем-всем благодарна.

Она вышла меня провожать, и мы еще долго стояли на улице. Солнце так хорошо пригревало! Уже текли ручейки – и прямо в сени ее «нового» дома. Квартира стоит ниже уровня дороги, кругом высокие сугробы, и страшно представить, какие массивы воды хлынут скоро в жилье. Однако это, похоже, не пугает хозяйку.

Валентина Федоровна рассказывала, как она все уберет вокруг своего нового жилья, поставит забор, частично пущенный бывшей хозяйкой на отопление, посадит огород, цветы. Около нее терлись три кошки. «Это мои, а на чердаке еще штук шесть – перебрались из сломанного дома за нами следом, – пояснила женщина. – И собачка прибилась – хозяин пьет, она сюда есть ходит».

Всех жалеет Решетникова. Наконец-то и ее пожалели.

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.

259 Все просмотры 1 Просмотров за день