Опровержение губернатора. Заметки по поводу

Чиновники  отличаются   большой уверенностью в своем завтрашнем дне.

Чиновники отличаются большой уверенностью в своем завтрашнем дне.

13 апреля губернатор Олег Кожемяко в ходе пресс-конференции на медиафоруме прокомментировал появившуюся в СМИ информацию о беспрецедентных пенсиях сахалинских чиновников

«Что касается доплат в 600 тысяч рублей, то это не так… Баснословных зарплат у нас нет. Я, честно говоря, пока не интересовался, сколько будет получать губернатор на пенсии. Но таких сумм точно нет, причем кратно нет», – сказал Кожемяко.

Подконтрольное региональным властям информагентство сопроводило это заявление заголовком «Сахалинский губернатор опроверг информацию о пенсиях в 600 тысяч рублей».

Хорошо, запредельных пенсий у экс-чиновников нет, а какие есть? Журналисты, участвовавшие в пресс-конференции, настойчивости не проявили, уточняющих вопросов не задавали. Так что тема пенсионных возможностей высокопоставленных чиновников остается по-прежнему открытой.

Губернатор сказал, что даже кратно нет таких больших сумм. Возможно, имел в виду, что нет даже пенсий в 60 тысяч рублей? Тут хорошо бы не гадать, а привести что-то конкретное. Не называя фамилии бывшего чиновника, замещавшего государственную должность Сахалинской области, объявить, какую самую большую сумму региональный бюджет выплачивает ежемесячно в качестве пенсии. По общим прикидкам 60 тысячами дело никак не обходится.

Однако вначале надо пояснить, как вообще возникла тема про шестизначные суперпенсии. Пару недель назад известный московский журналист Олег Лурье опубликовал в интернете статью, в которой, в частности, обратил внимание на региональный закон № 55-ЗО от 28 июня 2010 года о пенсионном обеспечении лиц, замещающих госдолжности Сахалинской области. Автора публикации изумило, что, согласно данному закону, «пробыв на государственном посту всего лишь год, руководящий деятель островной власти имеет право на пенсию в размере 50 процентов своего оклада по должности (на самом деле в размере 55 процентов среднемесячного денежного содержания. – Прим. И. А.). А если проработать всего лишь три года, то пенсия за счет сахалинского бюджета составит все 75 процентов». При этом журналист, изучив доходы председателя сахалинского правительства за 2016 год, определил, что среднемесячная получка главы кабмина составляла 848 тысяч рублей, а следовательно, получателю этих денег светит пенсия в размере более 600 тысяч рублей.

Статью прочитали, и мысль о вопиющем беспределе овладела умами многих сахалинцев и курильчан. Праведный гнев не замедлил себя проявить.

Есть, однако, существенное обстоятельство, на которое умышленно или по недосмотру не обратил внимание московский журналист. Статьей 3 названного закона размер среднемесячного денежного содержания, исходя из которого исчисляется размер пенсии, не может превышать 2,8 оклада денежного содержания, установленного лицу, замещавшему госдолжность.

Но отметим еще раз: это только голая схема. Что конкретно получают экс-чиновники?

Ответ на этот вопрос охраняется не хуже, чем государственная тайна. Журналисты «Советского Сахалина» еще во время правления губернатора Александра Хорошавина пытались подобраться к этой тайне, но никак не преуспели. Отдельные чиновники отказывались говорить, ссылаясь на свою недостаточную осведомленность, другие – из опасения нежелательных для себя последствий. Ответ, полученный на официальный запрос редакции, сводился к тому, что запрашиваемая информация содержит персональные данные, а они не могут разглашаться без согласия лица, которого касаются.

Не нашла редакция поддержки по этому вопросу и в прокуратуре. При этом редакция уточнила, что совсем не претендует на информацию о пенсиях конкретных людей, достаточно ответить на два общих вопроса: сколько средств ежемесячно расходуется из областного бюджета на пенсии лиц, замещавших госдолжности Сахалинской области, и сколько у нас получателей таких пенсий?

Эти вопросы остаются правомерными и сегодня. Заодно для полноты картины было бы уместно сообщить, сколько средств областного бюджета ежемесячно уходит на выплату пенсий лицам, замещавшим должности государственных гражданских служащих Сахалинской области, а также – сколько у нас таких пенсионеров. А в идеале нужна картина в динамике, по годам, начиная с 2011-го. Тогда будет видно не только, во что бюджету обходятся бывшие чиновники, но и появится больше понимания в отношении того, каким должен быть закон об их пенсионном обеспечении. Не слишком ли велика ноша?

Народ у нас чиновников, как правило, не жалует. Считается, что, просиживая годами в своих кабинетах, они ничем особо не рискуют. Это не они поднимают в воздух самолеты, водят поезда и автобусы, неся ответственность за жизни других людей. Тяжелый физический труд тоже не по их части. Отчего же их пенсионное обеспечение должно быть существенно лучше, чем у всех остальных?

Параллельно с нашей ситуацией скандал по поводу пенсий чиновников разворачивается сейчас на Камчатке. Тамошний губернатор Владимир Илюхин 12 апреля подписал закон, который позволит применять повышающие коэффициенты при расчете пенсий госслужащих Камчатского края. Самый высокий коэффициент – 1,8 – полагается губернатору, первому вице-губернатору, председателю законодательного собрания (аналог нашей думы) и его первому заместителю. В пояснительной записке к инициативе говорится, что новый порядок расчета пенсий чиновников и доплат к ним предлагается «в целях обеспечения социальных гарантий, а также принимая во внимание отсутствие индексации должностных окладов на протяжении четырех лет».

Как отмечает сообщившее эту новость информагентство, «с учетом принятых изменений пенсии первых лиц Камчатского края могут вырасти более чем в два раза – примерно до 150 тысяч рублей в месяц».

Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак подверг критике решение камчатского губернатора об индексации пенсий, назвав его неприемлемым. Турчак также заявил, что власти региона не слышат «ни президента, ни председателя партии».

По данным камчатских источников, средняя пенсия по старости на полуострове составляет 21 тысячу рублей. Значительная часть населения региона с трудом сводит концы с концами.

Сахалин в сравнении с Камчаткой далеко вперед не ушел. Средняя пенсия по старости – 18597 рублей. Треть населения региона смело можно записать в разряд бедняков.

Но разговор у нас сегодня о чиновниках. Судя по декларациям за 2016 год, среднемесячное денежное содержание госслужащих Сахалинской области примерно раза в два больше денежного содержания их камчатских коллег. С коэффициентом 1,8 у камчатских начальников, как уже сказано, пенсия вырастет до 150 тысяч рублей. При таких обстоятельствах весьма вероятно, что высокопоставленные сахалинские чиновники, замещавшие госдолжности и отошедшие от дел, получают пенсии на уровне, близком к шестизначным цифрам.

Кстати, сахалинский закон тоже допускает возможность увеличения (индексации) пенсий бывших чиновников. Но в свете последних событий вряд ли в ближайшее время следует ожидать таких порывов. Наши начальники наверняка сумеют проявить благоразумную осторожность, даже если по какой-то причине и не услышат президента и председателя партии.

На пресс-конференции губернатор Кожемяко высказал предположение, что если бы в Сахалинской области существовали пенсии в 600 тысяч рублей, за ними поехали бы все. Ну на всех желающих хлебных мест у нас точно не хватит. А с другой стороны, пенсия даже в 80 тысяч рублей – очень хорошая добавка небедному чиновнику на старости лет. Такую в Амурской области сегодня ни на одной должности не высидишь.

И. АРХИПОВ.

 

1682 Все просмотры 39 Просмотров за день