Четверг, 30 мая, 2024

Комендант Тоёхары Михаил Алимов. Человек, фактически остановивший войну с Японией

В преддверии Дня Победы над милитаристской Японией, которому почти через 30 лет официально, на законодательном уровне вернули истинную дату – 3 сентября, «Советский Сахалин» начинает публикацию материалов о малоизвестных событиях той войны и участниках боев – Героях Советского Союза. Имя им – победители. Приглашаем читателей поучаствовать в этой акции.

В августе 1945-го перед заместителем командира корпуса генералом-майором Михаилом Алимовым поставили задачу: в кратчайший срок дойти до столицы японского Карафуто – города Тоёхары. Алимов (в годы Великой Отечественной войны он был комендантом укрепрайона в Благовещенске) возглавил мощный механизированный подвижной отряд. В Тоёхаре отряд должен был соединиться с советскими десантниками и принять капитуляцию карафутской дивизии.

Перед началом боевых действий советское командование располагало незначительными данными о японских оборонительных сооружениях южнее 50-й параллели, по которой проходила сухопутная государственная граница СССР и Японии на Сахалине. В первый период боевых действий у наступавших подразделений не было даже карты района боев, поэтому действовать приходилось практически вслепую.

Август 1945 г. Южный Сахалин. Механизированная колонна советских войск на пути к Тоёхаре.
Фото Григория СОКОЛОВА.

9 августа 1945 года началась Южно-Сахалинская наступательная операция, и наши бойцы столкнулись с жестким сопротивлением японцев, искусно использовавших особенности местности и подготовленные оборонительные сооружения. В результате советские войска при прорыве Котонского укрепрайона понесли большие потери.

В «Месячном отчете штаба артиллерии 16-й армии» отмечалось: «Японцы в оборонительном бою устойчивы, борьбу за опорные пункты ведут упорно. Окружения и блокировки не боятся, в плен не сдаются, дерутся до последнего солдата».

Наступление осложняли проливные дожди. Тяжелая военная техника превратила в месиво единственную дорогу, вдоль которой шло наступление советских войск. Образовались пробки. Дорога была забита танками, артиллерией, автомашинами с боеприпасами и продовольствием. Продвижение замедлялось также по причине того, что почти все мосты были взорваны или заминированы. Минировали даже лошадей, брошенных на произвол судьбы. К счастью, японцы не смогли применить авиацию. Иначе потери в такой ситуации могли быть более значительными.

15 августа на Сахалине стало известно о решении императора Японии прекратить войну, «чтобы установить прочный мир». Однако японские войска на Южном Сахалине, как и в Маньчжурии, не прекратили сопротивление после обнародования рескрипта императора. Цель последних отчаянных боев – не допустить наступавшие войска к южным портам Карафуто, откуда в те дни на территорию Японии вывозилось оборудование и продовольствие.

Для выполнения задачи командования по скорейшему захвату столицы Южного Сахалина Тоёхара и был сформирован подвижный отряд генерал-майора Алимова. Этой же цели, как и сохранению человеческих жизней, должно было послужить и соглашение с японским командованием о прекращении боевых действий и разрушения транспортной инфраструктуры (особенно мостов) на юге острова.

Сириторское соглашение сохранило жизни сотен людей.
Фото Григория СОКОЛОВА.

По предложению полковника Судзуки Ясуо их встреча с генерал-майором Алимовым состоялась 22 августа в Сиритору (ныне Макаров). Этот город стал первым на острове, где население приняло советские войска организованно и относительно дружелюбно – с красными и белыми флажками. Переговоры проходили в пятиэтажном здании центрального штаба пожарной охраны – пожалуй, самом высоком в Сиритору, позволявшем просматривать и контролировать всю прилегавшую территорию. Во второй половине дня соглашение было достигнуто.

Позже об этой встрече Судзуки Ясуо в своих мемуарах писал: «Генерал-майор Алимов во время встречи демонстрировал нам учтивое, уважительное отношение».

Пока шли переговоры о прекращении боевых действий, на юге острова все еще продолжались ожесточенные бои. И в самом Сиритору, несмотря на заключенное соглашение, на следующий день диверсанты зарезали четырех красноармейцев, которые ночью пошли за водой без оружия.

Карафутская дивизия сдалась последней – после Квантунской армии в Маньчжурии и частей на Северных Курилах. Причиной этому были опасения, что советские войска с юга Сахалина будут высаживаться на Хоккайдо. И действительно, такие планы у советского командования существовали.

Авангард подвижной группы генерала Алимова вступил в Тоёхару 22 августа 1945-го, как это и предписывалось директивой командующего войсками 2-го Дальневосточного фронта, а не 25 августа, как принято считать. Передовой отряд совершил бросок от Сиритору на юг (почти без остановок!) в крайне сжатые сроки. И, что важно, без потерь!

В архивных документах сохранилось имя советского воина, который первым вошел в столицу Карафуто. Это командир отделения 3-й роты отдельного батальона автоматчиков 2-й отдельной стрелковой бригады старшина Н. Малков. В составе разведгруппы вместе с парламентёрами одним из первых оказался в Тоёхаре и санинструктор кавалерийского эскадрона 79-й стрелковой дивизии старшина М. Андреев. При переходе границы на Карафуто 11 августа 1945-го он также был в авангарде наступавших и вынес с поля боя раненого.

Здание центрального штаба пожарной охраны, где шли переговоры о прекращении боевых действий.

Отличились при вступлении в Тоёхару и разведчики отдельного батальона автоматчиков С. Адоньев, А. Богатырев из Александровска-Сахалинского и А. Стефанкин из Новосибирска. Находясь в отрыве от главных сил корпуса, они проявили бесстрашие при разоружении японских войск.

Примечательно, что власти и служащие столицы Карафуто были заранее оповещены о планах советских военнослужащих. Вечером 23 августа на окраину Тоёхары вошло танковое подразделение механизированного подвижного отряда генерал-майора Алимова, а в полночь на станцию города прибыл эшелон с 500 пехотинцами. Они взяли под охрану железнодорожные пути, не встретив сопротивления со стороны японцев.

В Красной Армии традиционно было заведено, что военачальник, войска которого в ходе военных действий первыми вступали в какой-либо населенный пункт, назначался его первым комендантом.

Известно, что генерал-полковник Николай Берзарин, армия которого в апреле 1945 года успешно овладела центральной частью столицы Германии, был назначен первым советским комендантом Берлина. Так сложилась судьба, что однополчанин Берзарина по боям в районе озера Хасан, генерал-майор Михаил Алимов первым вступил в столицу японского Карафуто и стал ее комендантом.

«Соавтор» Сириторского соглашения и первый советский комендант Тоехары генерал-майор Михаил Алимов продолжил службу на Сахалине в должности заместителя командира 56-го стрелкового корпуса до мая 1946 года. В 1947 – 1950 годах после окончания Высших академических курсов им. К. Е. Ворошилова был командиром 98-й гвардейской Свирской воздушно-десантной дивизии. С 1950 года проходил службу в качестве начальника отдела боевой и физической подготовки Воронежского военного округа. Жил в Воронеже, где и завершился его земной путь. В Южно-Сахалинске его именем названа улица в жилом массиве «Зима».

Это малоизвестная страница островной истории, связанная с военными событиями тех лет, исследована сахалинским историком Николаем Вишневским. Ему удалось обнаружить, проанализировать и опубликовать в книге «Сириторское соглашение» факты советско-японской войны на Сахалине, полученные из фондов Центрального архива министерства обороны РФ и японских архивных источников, а также частных коллекций.

Уникальная фактура, найденная исследователем, свидетельствует: воюющие стороны в августе 1945-го достигли договоренности о прекращении боев и разрушения инфраструктуры на Сахалине, что ускорило завершение Южно-Сахалинской наступательной операции и предотвратило гибель сотен людей.

Павел ДАНИЛОВ.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ