Реставратор Татьяна Антошкина.

Татьяна Антошкина – одна из тех, кто занимается сохранением уникальных произведений искусства. Она окончила художественное училище во Владивостоке, затем в Красноярске, училась на курсах во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре им. И. Грабаря. Делала иллюстрации к книге А. Чехова «Остров Сахалин», работала художником-оформителем в музеях областного центра. Здесь же проходили ее персональные выставки и совместные экспозиции с другими мастерами кисти.

С 2000 года Татьяна работает в художественном музее, который имеет в своем распоряжении реставрационные мастерские. В них она занимается «проблемными» картинами, копиями фресок и иконами, на которых иногда затерт красочный слой, встречаются ожоги от свечек и загрязнения. Приходится немало потрудиться, чтобы укрепить краску, нанести реставрационный грунт, тонировку…

Время неумолимо, и под воздействием внешних факторов или из-за нарушения условий хранения многие произведения искусства теряют первозданный вид и красоту. Именно над тем, чтобы придать им первоначальный вид и уберечь от дальнейшего разрушения, и работают реставраторы, сохраняя историческое и художественное значение памятников культуры.

Татьяне пришлось восстанавливать некоторые работы из фондов областного художественного музея, которые вошли в постоянную экспозицию зала русского искусства XIX – начала XX веков. Это был тяжелый и кропотливый труд, поскольку на отдельных полотнах наблюдались значительные деформации холста, местами был утрачен красочный слой. Более 40 процентов его отсутствовало на картине «Комната А. Корсина» кисти художника Н. Бом-Григорьева. Пришлось точками восстанавливать изображение интерьера, чтобы подарить произведению вторую жизнь. Как и «Портрету молодого человека» неизвестного художника XIX века…

Сначала поступившие на реставрацию оригиналы очищаются от грязи, пыли, плесени. Когда в руки к Т. Антошкиной попал пейзаж «Ночь над Севаном» Г. Башиджагяна (1857 – 1925), написанный в 1903 году, она расстроилась: цвета поблекли, на холсте бросались в глаза два белых пятна плесени.

– Краски я восстановила дедушкиным способом, чем удивила специалистов центра имени И. Грабаря, – смеется Татьяна.

Сложность работы еще и в том, что каждый художник творил в своей технике, и к ней реставратору нужно найти свой ключ. По словам Т. Антошкиной, перед открытием зала русского искусства реставраторы трудились до полуночи. Каждая картина старинных мастеров требовала немалых затрат и ответственности в обращении с оригиналом.

– Москвичи, также приложившие руку к восстановлению многих полотен, сказали, что я хорошо выполнила свою работу, – смущенно улыбается Татьяна.

Чаще всего при реставрации применяется техника, отработанная в Москве профессионалами, то есть никаких секретов и хитростей. Правда, у некоторых приглашенных специалистов есть свои технологии, в которые они никого не посвящают.

При всей исключительности эта профессия еще и сопряжена с риском для здоровья, ведь реставратор постоянно контактирует с опасными химическими веществами.

– Мы должны соблюдать общие правила, применяя растворители: работать под вытяжкой или в хорошо проветриваемом помещении, использованные ватные тампоны помещаем в специальный бокс, – рассказывает Татьяна.

Перечисляя важные профессиональные качества, она в первую очередь называет трепетное отношение к искусству, аккуратность, умение концентрировать внимание, усидчивость, ведь процесс восстановления полотен требует порой не одного дня и не одного месяца. На вопрос, чем ее греет эта деятельность, Татьяна ответила: «Когда занимаешься сохранением исторической реликвии, погружаешься в те далекие времена, узнаешь, какие тогда были знания, культура, люди. Безусловно, это обогащает».

Любовь к своей профессии Антошкина передала дочери – Нине Косовой. Она работает художником-реставратором областного литературно-художественного музея книги А. Чехова «Остров Сахалин».

В. ХИМИЧ.