Птица-тройка и ажуры с абажурами!.. В городском парке поселилась Сказка

А ведь все это уже было, и совсем недавно. Ажурные веточки, снежные колпачки на рябиновых кистях, сверкающие абажуры на сосновых лапищах, графически подчеркнутые строгие линии местной архитектуры. И снежная каша под ногами, и промокшие в этой каше ноги прохожих, и машины-снеговики во дворах… И вот снова – но каждый раз – как первый раз! Видимо, это радость и острота первого восприятия. После уже не то. Зимние будни, такие же праздники – картинка примелькается.

Сейчас для фотографа – самое время навострить лыжи куда-нибудь в парк и, пока ноябрьским дождливым ветром не смело такую разнообразную  белоснежность, поймать лучезарные миги, чтобы затем поделиться  мирооткрытиями со зрителями.

В парке тут и там оживают, приобретают прошлогоднюю значимость новогодне-рождественские символы: волшебные часы, сказочная карета… Парусно-беспарусная «Санта Мария», навек прикованная к берегу озера Верхнего, видимо, вообразила себя вольной чайкой и готова в любой момент отправиться в бесконечные скитания по нездешним просторам.

Рядом с этой мечтательной «чайкой» — малыш и мама. Ребенок спрашивает у матери:

— А поезд по железной дороге не ходит?

— Нет, зимой поезд здесь не ходит…

А малышу и хорошо: теперь можно играть на путях как в песочнице, засыпая их снегом с помощью лопатки, а потом без всякого поезда, на своих двоих, в сопровождении мамы, конечно, отправиться по шпалам в кругосветку!

…Тропа здоровья. Резвый молодой человек озорно проносится мимо с широкой улыбкой. Он не просто здесь носится, а везет ценнейшую повозку – санки, на которых дорогая сердцу девушка и ребенок. Троица умчалась вдаль, оставив за собой вихрь снежинок и веселый смех. Здорово, аж дух захватывает!

…На одном из поворотов две пожилые горожанки. Одну настолько переполняют радостные эмоции, что она распахнула руки во всю ширь и так застыла, очарованная окружающими красотами. А ее спутница тут же расчехлила телефон и фотографирует подругу на память. Крррасота!

На северо-западной окраине парка есть чудесное место, облюбованное разной местной живностью. Здесь всегда можно встретить белок. Они сейчас выглядят вполне упитанными, сменили меховую шубку на зимнюю – она серебристая, а хвост, лапки, голова и фирменные уши бельчонка  – черные. Человека не боятся, скорее наоборот: требовательно посматривают на посетителей, мол, принесли ли корм? Пока две женщины подкармливали одну такую симпатичную грызунью семечками и шишками, из заснеженной чащи вышла еще одна дама с большим фотоаппаратом. В здешних широтах иногда встречаются такие серьезные фотомастерицы-орнитологи, которых привлекает птичье разнообразие. Им подавай роскошные кадры:

— Эх, вы мне спугнули такого красавчика, редкого японского дятла. Где его теперь искать?

Отшучиваюсь за всех:

— У меня тоже фотоаппарат, сейчас пройду чуть подальше, сфотографирую и к вам его направлю. Так что встречайте!

С тем и разошлись. А через двадцать метров – бывает же такое – прямо передо мной на сломанную ветку сел дятел. Да еще какой красивый! Наверное тот самый, японский. Красные шапочка и брюшко, пестрые крылья, все при нем!

Товарищ оказался не слишком расположенным к фотосессии, очень деловитым. Быстро осмотрел свою ветку, так же быстро перелетел на следующий сучок… и упорхнул как раз в сторону серьезной фотоохотницы. Здорово, получается, я свое слово сдержал!

…Не хочется уходить из этой зимней сказки, но уже пора возвращаться. В миг, когда мелькнула эта мысль, с ближайшей сосны, оставшейся здесь, наверное, в наследство еще от японцев, прямо мне на голову свалился приличный ком снега. Намек понял, скоро ждите меня снова в гости!

Ярослав САФОНОВ.