Несколько недель в Сахалинской области работала большая группа специалистов генеральной прокуратуры РФ. Проверялось соблюдение законодательства о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, а также лесного законодательства. 30 мая заместитель генерального прокурора Ю. Гулягин провел в администрации области расширенное совещание, посвященное результатам проверки, после чего дал пресс-конференцию. Само совещание длилось без малого пять часов – проверяющим было о чем сказать.
Как отметил на пресс-конференции Ю. Гулягин, нарушений законодательства в обеих сферах – значительное количество. Рыбная отрасль высоко криминогенна и коррумпирована. По данным доклада прокурора отдела по надзору за исполнением федерального законодательства управления генпрокуратуры по ДФО А. Рожкевич, в области действует около 600 предприятий рыбопромышленного комплекса, 200 из которых – рыбоперерабатывающие. Число выявленных среди них  правонарушений растет. За 2006 год и пять месяцев нынешнего их зафиксировано более 1300, прокуратурой было оспорено 120 незаконных правовых актов. В суды направлено 150 заявлений о взыскании ущерба на сумму более 42 млн. руб.
В лесопромышленном комплексе области работает всего 25 предприятий, но и там нарушений более чем достаточно – с 2005 года к административной ответственности привлечено 190 должностных лиц…
При этом, несмотря на рост выявления правонарушений, прокурорские работники отметили крайне слабую деятельность большинства контролирующих и надзорных служб области. Досталось практически всем, включая филиал Российского фонда федерального имущества, который занимается реализацией конфиската.
– По итогам проверок – заявил на пресс-конференции Ю. Гулягин, – мы  подготовили большое количество актов прокурорского реагирования, мы их уже направляем в адрес руководителей субъектов федерации. Но и будем, безусловно, вносить представления в адрес федеральных органов исполнительной власти на грубые нарушения действующего законодательства территориальными органами федеральной власти. На сложившуюся систему этих нарушений, которая способствует напрямую расхищению национального достояния как по биоресурсам, так и по лесным ресурсам. Кроме того, мы дадим оценку ряду руководителей в рамках уголовно-процессуального и уголовного законодательства, потому что некоторые их действия (или бездеятельность) граничат с уголовными преступлениями…
Конкретные фамилии, впрочем, не назывались, они, очевидно, были озвучены на последующем закрытом совещании с участием руководителей всех силовых структур области.
Отрадно, что прокуратура в последнее время заметно активизировала борьбу с коррупцией и криминалом, особенно приветствуется в народе раскрытие «беловоротничковой «преступности». И все-таки, остались некоторые сомнения.
Да, прокуроры говорили совершенно правильные вещи. Но… Взять, к примеру, неоднократно критиковавшееся заместителем генпрокурора затягивание с разработкой региональной нормативно-правовой базы. «Согласно закону, после принятия законодательства на федеральном уровне законодательство субъекта федерации должно быть приведено в соответствие автоматически в течение трех месяцев. А проходит пять месяцев, шесть месяцев, и ничего пока нет, возникает правовой вакуум», – отметил Ю. Гулягин.
Но как, например, можно было избежать этого вакуума в региональном лесном законодательстве, если областной департамент лесов и охраняемых территорий был создан в одном лице, только с марта, после ликвидации территориального управления  федерального агентства лесного хозяйства, оброс кадрами и тут же… лишился и помещения, и всей техники, включая офисную? В результате затяжного конфликта Росимущество все-таки отобрало здание по Тихоокеанской и теперь департамент вынужден ютиться по «углам» в разных концах города. Можно ли тут было успеть разработать сложнейший закон «О лесопользовании в Сахалинской области»?
Множество подобных нестыковок наличествует и в рыбной отрасли. И прежде всего из-за несовершенства федерального законодательства.
 – Несколько лет деятельность по борьбе с браконьерством была практически парализована, – отметил на совещании главный федеральный инспектор С. Зарицкий. – Закон о рыболовстве был принят еще несколько лет назад, а нормативная база под него полностью не проработана. Правила рыболовства в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне появились только в марте этого года. Да и те приняты без учета реального положения дел, и потому создают и еще создадут немало проблем как для правоохранительных органов, так и для населения…
Естественно, корреспондент «Советского Сахалина» не мог задать Ю. Гулягину вопрос о том, почему регионы должны привести свое законодательство в соответствие  с федеральным за три месяца, а федералы делают это годами? Пишут ли прокуроры свои представления в адрес министерств и ведомств?
– Мы критикуем и федеральные органы власти, – ответил заместитель генпрокурора. – Проходят коллегии генпрокуратуры, на которых звучит очень жесткая критика – не сомневайтесь. Законы пишут не боги, а люди, бывает, они ошибаются. Мы это прекрасно понимаем, обобщаем все критические предложения, но генпрокуратура не является субъектом законодательной инициативы. А вот область – является. Если какой-то закон не соответствует реалиям, то он подлежит изменению. Есть депутаты Государственной Думы, есть члены Совета Федерации – через них тоже надо принимать законодательные решения, нужные жителям территории. А пока закон существует, задача моя и моих коллег – требовать его неукоснительного исполнения…
Все это так. Однако нам известно и другое: не очень-то и прислушиваются федеральные законодатели к низовым «субъектам законодательной инициативы», а стало быть, в перспективе любая новая проверка даст повод для новых наказаний…
В. ГОРБУНОВ.