Я не сторонник такого рода загадываний, но если по итогам уходящего года создателей данной новинки Сахалинского книжного издательства не отметят какой-нибудь наградой в области культуры и искусства, то это будет в высшей степени несправедливо. Речь идет
о тысячестраничном двухтомнике известнейшего русского журналиста и писателя рубежа XIX и XX веков Власа Дорошевича. Книгах, в которых литературовед
С. Букчин из Белоруссии впервые собрал все «сахалинское» наследие человека, даже не окончившего гимназического курса, но при этом сумевшего стать образованнейшим литератором своего времени.
Нельзя сказать, что сведение под одну обложку многочисленных (как оказывается) произведений В. Дорошевича о  Сахалине стало главным делом жизни белорусского исследователя. Но то, что сил на него было положено немало, сегодня ясно видно и без какого-либо увеличительного стекла.
К слову сказать, проект, на мой взгляд, столь ценный для историков, литераторов и просто любителей захватывающего чтива, мог быть реализован и гораздо раньше. Но сначала от него отказалось столичное издательство «Художественная литература» (уже набранный текст был направлен в разбор, так как стартовавшая в те годы перестройка стала давать зеленый свет совсем другим книгам), а затем что-то не срослось по «идейно-тактическим» соображениям у нас на Сахалине.
Так или иначе, но это собрание сочинений В. Дорошевича увидело-таки свет. И очень здорово, что все же на нашем острове. Ибо в первую очередь нашему читателю будет интересно и полезно погрузиться в мир эмоцио-нальных очерков, воссоздающих живой портрет царской каторги на Сахалине.
Знаменитая книга В. Дорошевича об островной каторге (она издавалась несколько раз, но, несмотря на это, по-прежнему малодоступна) дополнена непереиздававшимися с конца XIX – начала XX веков текстами, в значительной степени извлеченными из старой, полуистлевшей российской прессы.
Благодаря С. Букчину впервые были изданы заметки «На Сахалин», третья часть уже известного, одно время даже изымавшегося из публичных библиотек «Сахалина (каторга)» – цикл
«В рудниках», очерк «Политические на Сахалине», другие статьи, связанные с островной темой. И все это написано очень оригинально, так называемой короткой строкой, которую сегодня так успешно эксплуатирует другой известный фельетонист из Одессы – Михаил Жванецкий. К такому достаточно необычному языку журналиста, конечно, нужно суметь приспособиться. Но когда вы, пообвыкнув, встанете на «рельсы» этих коротких слов-шпал, то читательский поезд вас понесет с такой скоростью, что аж дух захватит.
Чем интересен В. Дорошевич-очеркист, так это своей необыкновенной способностью схватывать и передавать в живых картинах все, что он видит. А еще – умением из массы отдельных фактов и наблюдений создавать страшную картину. В сахалинских произведениях Власа Михайловича вы все это и найдете. Причем найдете не в роли пассивного читателя, а в роли собеседника, которым вас исподволь делает автор.
Читать сахалинские очерки интересно еще и потому, что они не только подробны, но и, как писал в конце  XIX века сахалинский корреспондент газеты «Владивосток» С. Хроновский, «в большей своей части правдивы и вызывают только удивление, откуда он мог так верно узнать жизнь тюрьмы и ее обитателей, а неподдельное теплое чувство, желание и умение найти душу человека даже под толстым слоем житейской грязи, в океане тюремного позора, разврата и унижения составляют лучшее украшение бытописаний г-на Дорошевича».
Жизнь… Одесский журналист ее очень хорошо знал, и это знание складывалось шаг за шагом, когда он в поисках куска хлеба (и самого себя) работал то землекопом и грузчиком, а то и актером, корректором, репетитором…
А еще он очень много общался. И при этом никоим образом не ограничивал себя в этом общении. Как следствие – сегодня в его очерках можно встретить «живыми» и рядовых каторжан, и знаменитых воровку Софью Блювштейн, баронессу
Геймбрук, бывшего офицера
Карла Ландсберга, ставшего
персонажем его «Героя «Преступления и наказания» (этот очерк вы также найдете в новом издании).
Примечательная особенность. Наверное, впервые произведения В. Дорошевича сопровождаются и необходимыми сегодня (причем не только юному читателю) подробными комментариями.
Скрупулезно подготовленные все
тем же С. Букчиным, они выстраивают очень удачный мост к Сахалину столетней давности. Равно как и фотографии, которыми двухтомник предельно насыщен.
Весь иллю-стративный материал, а это около 170 снимков, сделан и приобретен В. Дорошевичем на Сахалине и в свое время был использован при издании «Сахалина (каторга)» в 1903 и 1907 годах. Любопытно, что в некоторых случаях эти фотографии являются не столько иллюстрациями к тексту В. Дорошевича, сколько самостоятельным материалом о Сахалине прошлого века, от которого мы, с одной стороны, так далеко ушли, а с другой…
Да что там говорить, читайте, и вам самим все откроется.
А. ДВОРКИН.
дословно
«Если я увижу каторгу, я увижу ее такою, какова она есть, а не такою, какою ее угодно будет показать мне гг. служащими» – эти напоминающие клятву слова были произнесены В. Дорошевичем в самом начале пути, когда еще не было известно, удастся ли ему вообще побывать на Сахалине.