Как хорошо все начиналось! В декабре 2005 года президент России В. Путин подписал федеральный закон «О государственной службе российского казачества», принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации. Свершилось – ликовали казаки. Наконец-то Бог услышал наши молитвы, послал озарение законодателям. Однако, присмотревшись, поняли, что свершилось «чудо» не для всех. Данным законом (№ 154 от 5.12.2005 г.) определялись правовая и организационные основы несения российским казачеством государственной службы, при этом уточнялось, что закон этот не распространяется на деятельность российского казачества, не связанного с государственной службой. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!
Стало предельно ясно, что ельцинские антиказачьи указы получили развитие теперь уже на законодательном поле. Процесс осмысленного раскалывания российского казачества на государственном уровне вышел на новый этап. При внимательном прочтении выяснилось, что в этом декларативном законе не определено, возможно, главное – статус казака, без чего, собственно, исчезает само казачество. А еще сказано, что регистрация войсковых казачьих обществ должна проходить на основании закона РФ «О некоммерческих организациях». Тем самым так называемых государственных реестровых казаков уравняли с общественниками. В свое время еще при обсуждении проекта этого закона оренбургские казаки выступили с заявлением: «Этот законопроект ущемляет традиционный образ жизни казаков. Нас рассматривают в нем как еще одно подразделение ОМОНа. Ни слова не сказано о наших станицах, статусе наших жен и детей». И, как отмечено выше, статусе самого казака.
Примерно через полгода после принятия закона
№ 154 опомнились донцы. Совет атаманов казачьих обществ Волгоградской области потребовал отмены п. 3
ст. 2 этого закона, предписывающего проведение регистрации казачьих обществ на правах некоммерческих организаций. За ними «взбунтовались» и оренбургские казаки, возмущенные бездействием властей и, в частности, советника президента по делам казачества генерал-полковника Г. Трошева. Что называется, приехали. Для кого и зачем закон писан?
Минувшей зимой в Москве на совете атаманов войсковых казачьих (реестровых) обществ Российской Федерации по инициативе совета атаманов всевеликого войска Донского обсуждались открытые письма совета атаманов Оренбургского войскового казачьего общества президенту В. Путину и председателю совета атаманов казачьих войск России Г. Трошеву.
Совет атаманов пришел к выводу, что часть поставленных в письмах вопросов актуальна для всех казачьих войск России:
– по-прежнему остается непонятной государственная политика России в отношении казачества;
– нет программы государственной поддержки службы казачества;
– значительная часть поручений из указов президента России по вопросам казачества не выполняется на федеральном уровне и признается утратившей силу, так и не вступив в действие (и это несмотря на то, что президент поручение о разработке концепции и программы развития казачества в стране дал еще в мае 2005 года);
– исполнители вышеуказанных президентских поручений не только не торопятся их реализовать, более того, подготовленные ими «проекты основополагающих документов по вопросам казачества» настолько выхолостили суть поставленных проблем, что принятие их в предложенном виде принесет только вред;
– в федеральном центре отсутствует орган власти с функциями разработки и координации хода реализации государственной политики в отношении казачества, функции упраздненного управления президента РФ по вопросам казачества раздроблены.
В результате:
– практическое несение государственной службы казачеством обеспечивается исключительно благодаря совместным усилиям и взаимодействию казачьих обществ и руководства субъектов Российской Федерации только лишь в некоторых регионах страны;
– закон «О государственной службе российского казачества» стал очередным декларативным законодательным актом, который к тому же осложнился процессом регистрации (вся его польза заключается в том, что он вообще появился);
– снижается количественная численность казачьих обществ, что значительно сужает мобилизационные резервы для несения госслужбы и решения уставных задач;
– в федеральном центре даже теоретически не ставится вопрос о поддержке тех направлений деятельности казачьих обществ, которые на первый взгляд не связаны напрямую со службой. Это: кадетское образование и воспитание, спорт, культура, наука, землепользование, казачьи СМИ. Между тем без развития этих направлений деятельности вообще не стоит говорить о перспективе государственной казачьей службы;
– падает влияние казачьих обществ на ход социальных процессов в субъектах РФ;
– на федеральном уровне нет органа власти, отслеживающего прохождение казачьих вопросов и обладающего достаточными полномочиями для влияний на их реализацию.
Посетовав по поводу вышеназванных проблем, докладчик (первый заместитель атамана всевеликого войска Донского по Ростовской области и республике Калмыкии И. Казарезов) озаботился «спасением» личности
Г. Трошева, который якобы в сложившейся ситуации стал заложником своего положения, не позволяющего существенно влиять на обстановку ввиду своих ограниченных полномочий. Отмечено было также, что в застойных явлениях казачьих обществ госреестра виноваты сами войсковые атаманы. Слабоватыми оказались кадры атаманские. Не способны они выполнять принимаемые на советах решения. Приезжают в Москву, как говорили в старину: «Руки в боки, глаза в потолоки», какие-то решения приняли и разъехались.
Коэффициент пользы от наших поездок сюда за средства бюджета РФ почти нулевой, признал И. Казарезов. Заседания совета атаманов высшего уровня постепенно превратились в неизбежную формальность. Войсковые атаманы, возвращаясь в свои войска, на местах не занимаются реализацией намеченного, а ведут лишь свои текущие дела. Таким образом, никакого реального влияния совет атаманов войсковых казачьих обществ РФ на общероссийские процессы в казачестве на сегодняшний день не оказывает.
В связи с этим войсковым атаманам было предложено «признать дальнейшее существование совета атаманов войсковых казачьих обществ Российской Федерации нецелесообразным и заявить о его роспуске». При этом «сосредоточиться на работе с полномочными представителями президента Российской Федерации в федеральных округах в соответствии с указом от 25.02.2003 г. «О совершенствовании деятельности по возрождению и развитию российского казачества».
Вот и пришли к собственному расказачиванию. Вероятно, не напрасно бунтуют оренбургские казаки. Где госслужба, где закон, на который так дружно клевали реестровики? Предлагаемая мера окончательно затаптывает авторитет казачьих обществ на местах, доказывая тем самым их несостоятельность.
«Много худа на свете, а нет хуже худого разума!» – говорили наши предки, завещая нам строить жизнь по правилам и принципам здравого смысла. Именно по таким правилам и принципам успешно действует, возрождая, развивая и укрепляя казачество во благо нашего Отечества, общероссийское общественное объединение «Союз казаков России». Как говорится, всем бы так, но почему-то пока не получается…
В. БОНДАРЕВ,
атаман отдельного Сахалинского казачьего округа.