Среда, 24 апреля, 2024

Японский затонувший корабль времен Второй мировой войны впервые попал в объективы сахалинцев

Сахалинские кинематографисты вместе с дайверами погрузились на дно залива Анива и сняли затонувший в 1945 году у мыса Анастасии  японский эскортный корабль CD112. Один из дайверов облетел корабль на скутере.

 

Экспедиция первая

Первую экспедицию, целью которой было получить видеоматериал о затонувшем корабле, мы провели в начале июня. Из прежних участников, занимавшихся поиском  корабля в 2020 году, остались трое – я, Ян Дятлов и Алексей Несмеев. Один из наших поисковиков, водолаз-инструктор Алексей Ильин, погиб в Украине в марте этого года.

Когда мы собрались на съёмки корабля в июне, у нас образовалось матриархальное поисково-водолазное сообщество. Две девушки и Ян. Остальные – группа поддержки.

Надо признать, в тот раз мы не очень хорошо всё продумали и  подготовились, что и сказалось на результате. Такое погружение требует концентрации сил –  моральных, физических, интеллектуальных. Требует серьёзной организации. Вместе с тем были ограничения, которые определял уровень финансирования. Слишком много приходилось делать «на голом энтузиазме».

В итоге, когда на третий день экспедиции мы наконец приступили к основному мероприятию – погружению, оказалось, что в нужном месте сильное течение. Настолько сильное, что дайверы не могли его преодолевать, и спуск к кораблю был возможен только при помощи троса-проводника.

В принципе, если рассматривать ту экспедицию как разведочную, а погружение – пробное, то цели мы достигли. Провели наблюдения, измерили скорость и направление течения, уточнили местоположение корабля. Установили буй.

CD112 лежит на глубине 37 метров. С обычным сжатым воздухом дайвер может находиться на такой глубине всего 10 минут. Потом при всплытии ещё нужно проводить “декастопы” – отвисать на разных глубинах по 15 и 5 минут.

У дна – сильное течение, вокруг корабля закручиваются дополнительные потоки, поднимая муть из ила. В тот раз водолазам не удалось поснимать корабль, хотя с собой были две камеры, оснащённые мощными подводными фонарями. Зато удалось его увидеть!

Вторая экспедиция

Всё лето “Пираты Охотского моря” возили и окунали в море приезжих туристов. Им было не до съёмок. Я тоже проездил пол-лета по киномастерским и лабораториям, работая над двумя другими фильмами.

В сентябре Ян налетел на бревно, обходя мыс Крильон. У катера погнулись лопасти винта. Пока Ян чинил винты, я ломал голову над движением масс воды в акваториях Сахалинской области. Интересную лекцию мне прочел профессор из лаборатории СаХГУ Владимир Михайлович Пищальник.

Я узнал, что движение вод в заливе Анива складывается из двух потоков. Один идёт из Охотского моря, огибая мыс Анива, другой из Японского (ветка Куросио – течение Соя). Вихри образуются на стыке течений, но в разные времена года, в зависимости от температур, эти вихри видоизменяются. Они рождаются, порождают парные вихри, закручиваются вокруг возвышенностей (например у Камня Опасности) и распадаются.

Простой прогноз по течениям даёт Windy. Но самое интересное, что в момент смены прилива и отлива должна быть и смена течений. Это небольшой период времени, в который мы должны успеть сделать погружение к затонувшему кораблю.

Наконец Ян починил винты, спустил катер на воду. В конце сентября осенняя погода стала давать о себе знать. Но вот в выходные выдались спокойные деньки. В точке нахождения нашего корабля, в шести километрах от мыса Анастасии,  Windy даёт прогноз по ветру 4 м/с, по волне 0,4 метра, по течению 0,1 узла. Идеальная погода в наших суровых осенне- сахалинских реалиях.

Еще не рассвело, мы собираемся в яхт-клубе в Первой Пади.  Отсюда мы уходили два раза и в 2020 году. План такой – с минимальными запасами и снаряжением быстро долетаем до точки, ныряем и сразу возвращаемся.

На этот раз в команду “Пиратов Охотского моря” завербовались дайверы: капитан Ян, Евгения с мужем Сергеем и Вадим. Я пошел маркитантом. Традиционный патриархат.

Море суперспокойное. Долетели до точки за два часа, в отличие от шестичасового «телепания» в июле (тогда мы перегрузили катер). Однако ближе к проливу Лаперуза волна пошибче. На подходе к Анастасии от качки все кроме капитана впали в дрему.

Море раскачивает катер, но мы к этому уже привыкли и можем работать. Пока готовились к тралению, из-за мыса появился пограничный сторожевой корабль. Оставив после себя водяной фонтан, он моментально оказался около нас. Запросил по УКВ связи. Ответили по регламенту.

– Удачного дня, – пожелал нам пограничный катер и, вновь пустив фонтан, исчез в направлении Отомари.

Отправили за борт кошку. В прошлый раз мы поймали корабль с пятого или шестого раза. На этот раз опять долго не можем зацепить.

– До корабля 50 метров!

– Корабль под нами!

– Ничего.

– Вот что,- предлагает Ян. – Я прохожу на катере прямо над ним, а ты бросаешь якорь. А потом я спущусь и на скутере поищу его.

Так и сделали.

Ян со скутером исчезает под водой, а мы на катере отсчитываем время и внимательно вглядываемся в волнующееся море. Вдруг на поверхности появляется красный вертикальный буй. Это значит, что Ян нашёл корабль и обозначил его.

Ждём дальше. Сергей замечает пузыри на поверхности. Ян и корабль почти под нами.

Проходит двадцать минут, и Ян появляется недалеко от буя. Потом быстро доезжает до борта катера. Принимаем первопроходца, втаскиваем его на руках на борт.

– Ну что, видно корабль?

– Очень хорошо видно! Там снаряды, снимите, на них что-то написано. Гильзы отстрелянные лежат.

– А пушки?

– Он лежит килем вверх, поэтому пушки если и есть, то внутри, он разломан местами, есть входы. Но вы туда не лазьте, – говорит Ян. – Кораллы на нём, я таких здесь не видел.

– Кораллов здесь не может быть, – замечает биолог Сергей.

– Какой план действий, если кого-то сносит течением? – спрашивает коллег Вадим.

– Течения там нет. Я его весь вокруг пролетел на скутере, потом ещё над ним проехался.

Вадим с Женей облачаются в скафандры. Сергея укачало, он отказывается от дайва.

С правого и левого борта чёрные ихтиандры, обвешанные баллонами и шлангами, с плеском вываливаются в море. Мы подаем им камеры и тащим вдоль борта к якорной верёвке. Ян напоминает о необходимости на обратном пути освободить якорь, который зацепился за борт затонувшего корабля, и отвязать линь буя.

Разговаривать они уже не могут, поскольку подключены к аквалангам, и знак, что все хорошо, как любят показывать дайверы даже на берегу, не могут показать, потому что руки заняты. Они  просто кивают и быстро уходят вниз, чтобы не тратить драгоценный воздух.

Мы ждем. Внимательно наблюдаем за поверхностью, отслеживаем положение буя, фиксируем пузыри.

Я мысленно проматываю в голове весь проект, начиная с идеи, когда в 2019 году Александр Сергеевич Челноков рассказал мне про затонувший у мыса Анастасии корабль, про подлодку «Барб» и её отважного командира Лаки Флаки. Про Тихоокеанский Ленд-лиз и наш «Трансбалт». Вспоминаю своего деда, которого я никогда не видел, а видел кочегар с «Трансбалта» Володя Панков.

Мыслями пролетают наши экспедиции по поиску CD112.  Леха Ильин, которого с нами нет. Поход на “Диабазе”, когда с геофизиком Олегом Георгиевичем нашли корабль. Мои рейсы штурманом по этому маршруту на больших судах. Сколько раз я проходил через это место! И вот, главное происходит в эти минуты под нами. Если всё получится, то мы наконец увидим корабль.

Наконец ребята появляются под носом катера, и мы тащим их на веревочках к корме, помогаем разоружиться и подняться на борт.

Всё произошло. Насколько было возможно, изображение корабля получено. Мы возвращаемся. Прошу ребят показать мне видео на экране камер. С волнением отмечаю для себя это событие.

Видно, что корабль лежит дном вверх, пушек не рассмотреть.  Времени для съёмок было совсем немного. Видимость слабая. Но есть самое важное. Теперь те, кто посмотрит фильм, проживёт эту историю с нами до конца, до прикосновения к вечности, как говорил Лёша Ильин, который очень хотел дойти с нами до конца.

Погода портится, и наш катер идет по волне в сторону Корсакова. Кажется,что волна иногда больше двух метров. Катер, то взбираясь на гребень и выходя на глиссер, набирает скорость, то обгоняя волну, снова зарывается кормой в воду,  и скорость падает. То волны кидают нас, наклоняя так, что я держусь, чтобы не вылететь из кресла. Я сижу на верхнем мостике, наблюдая борьбу со стихией, и мне представляется это море между двумя мысами как поле. Живое поле. А мы тут работаем, живём, творим, думаем о том, что было и о том, что есть.

На следующий день после экспедиции Ян прислал сообщение о прощании с Лехой в храме. Я пойду.

Съемка затонувшего у мыса Анастасии японского эскортного корабля CD112Съемка затонувшего у мыса Анастасии японского эскортного корабля CD112

Видео подводных съемок Вадима Легенкина и Евгении Вяткиной.

Музыка Александра Лопатина.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ