Вторник, 16 апреля, 2024

Замативированные. Пока Роскомнадзор пытается навести порядок в социальных сетях, общество все глубже погружается в трясину обсценной лексики

Выражаться по матушке, если честно, способны все. А вот умение в стрессовой ситуации удерживать себя от бранных слов дано далеко не каждому.

Почти по Зощенко

Вообще-то, нервы у народа, как известно, всегда расшатаны. В свое время об этом писал классик советского юмора Михаил Зощенко. Читали «Нервные люди»? Весьма поучительный рассказ! Исключительно о том, как запросто может разгореться нешуточный коммунальный скандал, что называется, на пустом месте.

С тех пор, как был написан этот рассказ, нервных у нас, к сожалению, не поубавилось. И не удивительно. Время нынче такое, что без мата прямо никуда. Примеров хоть отбавляй, впору в столбик их записывать.

Вот глянешь, например, на свежие ценники в магазине, и как-то сразу хочется их матерным словом к полке пригвоздить, да покрепче. Так, чтобы их как можно дольше не могли очередными ценами заменить…

Нет, правильно ученые люди говорят: душевного напряжения, смешанного с агрессией, в обществе стало гораздо больше, чем лет 15 – 20 назад. То одно, то другое… А нервы, сами знаете, не железные. Отсюда и заполонила информационное поле обсценная лексика. Причем не обязательно это социальные сети вроде «ВКонтакте». Любители сквернословить куда угодно могут залезть. Например, в YouTube. А заодно и матерную песенку в нем исполнить.

Об одном таком случае мы рассказали в материале «Меченый матом» (см. «Советский Сахалин», № 7 от 2 февраля 2021 года). Писали мы и о том, что «…Выросло целое поколение, воспитанное на низкопробной художественной продукции. Ненормативная лексика вышла из подворотни и на удивление быстро прижилась в отечественной языковой среде. Мат почувствовал себя вольготно в литературе и кинематографе, на радио и телевидении, в театре и шоу-бизнесе. Облепленная сквернословием российская культура живо потеряла былую значимость и стала малоинтересной содержанкой для широких потребительских масс…».

И в самом деле. Все в 90-х началось. Хлынула из-за моря волна чужой для нас массовой культуры, и стал забываться Антон Павлович Чехов вместе с его знаменитым: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли…». Все уверенней стал править бал низкопробный вкус, а то и откровенное скудоумие. А дальше — больше: прописался мат в литературе, забрался на театральную сцену, полез в репертуар шансонье полукриминального разлива…

А мат и ныне там

Как бы то ни было, а в феврале 2021 года вступили в силу поправки в закон № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В числе прочих запретов, вроде пропаганды наркомании и порнографии, документ обязал социальные сети удалять в течение суток публикации с нецензурной лексикой.

Выявлять и удалять похабный контент должны были сами владельцы сетей. При этом обязательный мониторинг вменили лишь тем электронным платформам, которые войдут в специальный реестр Роскомнадзора. На них должны заходить ежесуточно не менее 500 тысяч уникальных пользователей, живущих в России. Платформам менее раскрученным модерация была лишь рекомендована. Так сказать, надавили слегка владельцам порталов на совесть, только и всего. А дальше все от них зависит.

И вот результат. По расчетам, проведенным Digital-агентством «Интериум», в 2022 году россияне матерились в социальных сетях на 17% чаще, чем до принятия поправок в закон «Об информации…». Да это и понятно. На Руси запретный плод всегда был сладок, особенно в горькие времена. Менталитет у нас такой: не можем матерное слово за душой держать, непременно тянет его публично оприходовать.

Слушая взрослых, уже и подростки, а то и вовсе младшие школьники начинают матерный голос подавать. Причем им даже не надо эмоционального повода для мата, они на нем просто разговаривают. Матерными новостями делятся, опять же, планы на выходные матерно же обсуждают. Да так ловко, словно бы в школе им не русский язык и литературу, а «Словарь русского мата» преподают.

Одна моя коллега таки замучилась младшим школьникам замечания делать, когда слышит на улице непечатные падежи и матерные деепричастные обороты. Так прямо и говорит: мол, вы что, ребята, других слов не знаете? Это же неприлично — общественную мораль нарушать!

Услышав такое, даже старшие школьники на секунду теряют дар обсценной речи: похоже, слово «мораль» они в школе еще не проходили. А младшие, те вообще забывают, в какой квартире они родной мат с утра слышали.

Увы! Такова печальная действительность: языковой культуре не учат ни дома, ни в школе. Дома не до культуры, поскольку быт граждан заедает. А школа как завязла в Болонском процессе, так и не выберется из него до сих пор. Цепляется за ЕГЭ и пытается нас убедить, что замаскированная среди ложных ответов подсказка гораздо лучше, чем откровенный разговор на экзаменах.

А что ждать, извините, от учреждения, которое не учит, а всего лишь оказывает образовательные услуги?

Час ложных кумиров

Вообще, что касается мата, то даже у представителей интеллигенции на этот счет в головах сплошной раздрай. Автору этих строк приходилось читать откровения довольно известных критиков и слышать кандидатов филологических наук о допустимости мата, например, в художественной литературе. Так прямо кандидаты и заявляют, что «…Иногда мат бывает вполне уместен». И что якобы глаз за похабное словцо не цепляется, поскольку «это органично вплетено в повествование».

Так уж и не цепляется? Так уж и органично? Может, просто у кандидатов глаза замылились от обилия низкопробной литературы, что уже и похабщина для них, будто божья роса в глаза?..

Между тем, было время, когда существовала ответственность за печатное слово. И чувство меры и такта было столь же необходимо писателю, как чернила для авторучки. Нынче же ответственность сплошь и рядом заменена элементарной глухотой к Слову.

Извините, а почему? Ах, запрет на самовыражение… А нам это надо — такое самовыражение, от которого тошнота подступает к горлу, а унижение человеческой сути возводится в перлы создания, как сказал бы Гоголь?

Вот о чем говорить бы надо с обществом, а не кумиров на час из матершинников лепить.

И вечный бой

Такое чувство, что мат взял за горло буквально всех, вне зависимости от возраста, звания и положения. Дело доходит до смешного. Загляните в свой айфон: среди безобидных смайликов там есть один, хорошо известный англоязычным пользователям гаджетов. Означает он слово, которое вслух не произносится. И воспринимается как общеизвестное: «А пошел ты!..». И т. д.

Что здесь можно сказать? Только одно: похоже, Запад, еще в начале 90-х годов нацелившийся расшатать и разрушить культуру Русского мира, переиграл наших записных интеллектуалов — подсунул то, без чего айфон был бы гораздо чище. Западу край как надо любым способом разложить наше общество и превратить его в толпу любителей низкопробного юмора и матерных текстов, что же здесь не ясно?

Да, с матом пытаются бороться, это факт. Вышли поправки в закон № 149-ФЗ (см. выше). До сих пор еще не отменена ст. 20 КоАП, карающая за мат в общественном месте. Но кто сможет сказать, когда, кто и где за нарушение этой статьи был привлечен к административной ответственности?

Наша беда — говорить и не делать, обещать, но не выполнять. Не бороться с матом, а всего лишь отделываться разовыми акциями.

Когда СМИ не шокирует залетевшее в медийное пространство матерное словцо, когда издательства сплошь и рядом печатают беллетристов обсценного разлива, а наш «великий и могучий» в коридорах школ и вузов скукоживается до двух-трех нецензурных слов, — обществу есть над чем подумать.

Нужна концепция борьбы с матом, а не отдельно взятый административный шлагбаум. Необходим комплекс мер, а не частичные дополнения и отдельные поправки в законы, которые не срабатывают.

В эпоху гибридного воздействия на умы (а массированные атаки на российскую культуру — всего лишь одно из направлений, выбранных Западом для превращения общества в толпу маргиналов) практика точечных запретов уже не срабатывает. А вот активное противодействие пошлости, грубости, унижению человеческого достоинства всячески приветствуется на всех смысловых фронтах.

Только не надо бояться обвинений в возрождении цензуры. Пресечь на корню разлагающий общество мат — не цензура, а жизненно важная необходимость уберечь общество от культурной деградации. Иных вариантов просто нет.

А для начала хватило бы самой малости — не поддерживать в социальных сетях своими лайками адептов площадной брани.

Сергей ЧЕВГУН.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ