Давняя дружба связывает Александра Никитина с «Советским Сахалином». На страницах газеты в разное время печатались его карикатуры и фотографии. Из последних снимков читателям очень понравилась и запомнилась серия его работ о сахалинских птицах.

Александр работает в областном центре на заводе им. Федотова, а когда выдается свободное время, отправляется в окрестности с. Весточка на встречу с природой, которую любит с детства. В лес он идет с гостинцами для пернатых и угощением для лесных зверушек. Так что среди его знакомых есть и белка с бельчатами, и енотовидная собака, и птицы. Позировали фотографу пугливая кабарга и белоплечий орлан с добычей в когтях, разомлевшая на солнце гадюка и даже сам Топтыгин, раньше времени покинувший берлогу…

Александр – человек добрый (к нему на руку доверчиво садятся синички и стрекозы), наблюдательный и остроумный. Порой кажется, что и фотоаппарат у него «с юмором».

На его снимках «хохочет» лисица, дарит улыбки пара лягушат, рядком примостившихся на кромке дачной бочки с водой. А кошка на подоконнике машет фотографу вслед лапой, вдохновляя его на такие строки: «Уходишь далеко иль близко, рукой махни, прощаясь с киской. И та в ответ так величаво ответит по-кошачьи: «Чао!».

Читатели «Советского Сахалина» просили нас рассказать об Александре Никитине.
А мы решили дать слово ему самому.

От первого лица
Что сказать о себе (без лирики)? Родился в год Железной Крысы (1960-й) под созвездием Девы (август, 25). Точное время на часах не помню. Жизнь началась!.. И ее надо было чем-то скрашивать.

Когда в детском садике у меня в руках оказался карандаш, на доступных стенах, окнах, дверях, заборах появились мои первые «изобразия» и первые «гонорары» в виде подзатыльников по моему «хранилищу интеллекта» и шлепков по полярному от оного месту.

Школа расширила мой творческий диапазон – там было где и чем порисовать. Тетради, книги, учебники, парты… А рисовать хотелось всё и всегда. «Гонорары» регулярно поступали на мой счет.

Говорят, любой талант заложен в человеке с детства. Я не знал, что такое талант. Рисовал неважно, но своеобразно. А если не мог красиво нарисовать, то тогда красиво закрашивал.

Меня постоянно тянуло к искусству, но к какому именно, определиться не мог. Учился играть на гитаре, пытался петь, осваивал рифмосложение… Но особенно интересовало изобразительное искусство. Не раз был потрясен работами (точнее, репродукциями) великих художников. Хотел создавать такие же шедевры. Но у классиков были талант, опыт, школа, время… У меня же после неудачных попыток что-то воссоздать возникла черная зависть. Прибавил к ней ехидства и перекинулся на жанр карикатуры.
Начал с «дружеских» шаржей… Школьные учителя, ознакомившись со своими портретами, надолго впечатлились.

В восьмом классе умудрился заполнить блокнот в 50 листов своими уже нейтральными хохмочками. Дал его одноклассникам посмотреть. Вернули мне блокнот лишь на следующий год. В нем не было свободного места от эмоциональных откликов, пожеланий видеть продолжение, благодарностей за поднятие настроения. Пришлось заводить второй блокнотик.

Закончилась школа. Отзвенел напутственный колокольчик. Началась трудовая деятельность. Тут уже не до карикатур. Зарыл я свой талант поглубже, а этот «сорняк» вновь проклюнулся, дал новые побеги и ростки.

Осенью 1981-го отправил плоды своих эмоций в областную молодежную газету. Меня пригласили в редакцию. Приняли, познакомили, обработали, научили, подсказали, направили, убедили, заставили, напечатали… И не раз. А потом мои работы появились в газетах «Советский Сахалин», «Аргументы и факты». Проскользнули в печатных изданиях «Гермес», «Восток России», «Новости. Люди. Общество».

И так получилось, что приходилось пересекаться с фотографией. Но мои познания о ней были мизерны. Тяжелее «мыльницы» я в руках ничего не держал.

Мысль о фотографии как об искусстве не покидала меня. И вот в моих руках оказался неплохой цифровой фотоаппарат… Теперь без него не выхожу в живописные окрестности Весточки. Люблю «охотиться» за интересными кадрами, ведь природа дарит удивительные встречи с редкими птицами, животными, насекомыми… Да и живущие по соседству кошки и собаки порой становятся героями забавных сюжетов, которые стремлюсь поймать в объектив. Для меня это занятие в радость, которой по возможности делюсь с читателями «Советского Сахалина».

Подготовила Людмила Николаева.

Луговой чекан.
Кукушка.
Желна, или черный дятел.
Дрозд-рябинник.
Бекас.

Юрок.
Урагус (длиннохвостая чечевица)
Соловей-красношейка.
Раскраска оперения у гаички гармоничная.
Поползень.
Острокрылый дятел.