Наши интервью

Южно-Сахалинский следственный отдел СУ СК РФ по Сахалинской области – важное звено  в системе следственных органов. Именно в областном центре пересекаются основные финансовые потоки, здесь проживает треть населения области, да и преступлений совершается больше. Как известно, самостоятельный орган следствия, выделенный из системы прокуратуры, специализируется на раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений, активно участвует в борьбе с коррупцией… Что удалось сделать за минувший год? На этот и другие вопросы ответил заместитель руководителя следственного отдела областного центра А. Архипов.
–  Александр Александрович, каким же выдался  для следственного отдела 2012 год?

– Хотелось бы, чтоб все планы осуществлялись на сто процентов, но так в жизни не бывает. Работа была напряженной. Возбуждены 132 уголовных дела, 77 полностью расследованы и направлены в суд. В том числе и свежие дела, и прошлых лет – так называемые «висяки», которые впоследствии были раскрыты. В производстве у одного следователя одновременно могут находиться 8 – 9 уголовных дел, это не считая постоянной работы по рассмотрению материалов доследственных проверок по сообщениям о нарушениях закона – таких сообщений в 2012 году было более тысячи. С чем обращаются люди? По фактам невыплаты зарплаты, коррупционных преступлений. Бывает, оспаривают действия правоохранительных органов, усматривая в действиях полиции превышение должностных полномочий… Уголовно-процессуальный кодекс РФ требует проведения проверок, чем и занимаемся.
– Не отражается ли на качестве расследования большая нагрузка?
– Требования к нам предъ-являются высокие, отдел работает под бдительным оком областного следственного управления, кроме того, действует строгий и неусыпный надзор со стороны прокуратуры. Качеству предварительного расследования уделяется особое внимание, чтобы виновные в преступлениях понесли заслуженное наказание. Приведу такую статистическую справку, чтобы все было понятно: в 2011 году было возвращено на дополнительное расследование в связи с неполнотой предварительного расследования или с какими-то процессуальными нарушениями 21 уголовное дело. По итогам 2012-го – 9. Прогресс очевиден. Конечно, это результат ежедневной кропотливой работы следователей.
– Кто работает под вашим началом, какова ситуация с кадрами?
– В основном все люди молодые, средний возраст до 28 лет. Как и в других следственных отделах нашей системы, есть не только сахалинцы, но и приезжие специалисты. Все, конечно же, с высшим юридическим образованием. Кому-то недостает практического опыта – наверстываем, обучаясь «на ходу». Обычно это бывает в случаях, когда молодой человек приходит на службу только-только после вуза. Впрочем, у нас есть возможность повышать квалификацию, отправляем  следователей в учебное подразделение в Хабаровск. Есть возможности для обучения и на Сахалине, в частности, проводятся занятия в отделе криминалистики, действующем на базе областного следственного управления. Выезжая на место преступления, сотрудник не должен теряться, от него требуются четкие, грамотные  и оперативные действия. Еще один важный нюанс – моральная подготовленность. Можно быть отлично подкованным юридически, но этого мало. Работать приходится и в сложных условиях, в любое время суток, а также иметь дело с трупами, присутствовать при  процедурах вскрытия, ну и так далее. Некоторые не выдерживают, уходят. Но остаются те, кто по-настоящему увлечен процессом расследования, для кого это больше, чем  исполнение обязанностей, это стиль жизни. Детективы, «следаки», профессионалы… Это и называется работой по призванию.
Сейчас в Южно-Сахалинске работают 8 следователей, один находится в длительной командировке в Хабаровском крае, где помогает коллегам в расследовании громкого дела об организации экспорта проституток-дальневосточниц за рубеж. Кроме того, в штате имеются следователь-криминалист, старший помощник руководителя следственного отдела,  сам руководитель и два его зама.
– Судя по сообщениям в сводках правоохранительных органов, можно говорить о том, что преступления становятся более жестокими. Вы согласны с такой оценкой? Не является ли эта жестокость следствием влияния определенной кинопродукции и электронных СМИ?
– Теоретизировать на эту тему можно бесконечно. Мы же в своей работе имеем дело с фактами. В моей практике был пятилетний период, когда приходилось осуществлять процессуальный контроль за работой следствия в Охинском, Тымовском районах и на Курилах. Поэтому есть что и с чем сравнивать. По моему глубокому убеждению, жестокость в сфере бытовой преступности проявлялась и раньше. Как оценивать уровень жестокости? По количеству проливаемой крови? Или все-таки важнее докопаться до мотивов и причин? Я вижу главный корень зла в бытовом пьянстве. В статистике убийств именно «бытовые» превалируют. Стандартная схема: распи-тие спиртного – пьяная ссора – идет в ход кухонный нож или что под руку попало…
Трудно найти хоть какую-то здравую логику в нашумевшем преступлении, совершенном в мае 2012 года, когда в квартире дома на ул. Дзержинского один собутыльник без всяких на то причин перерезал горло другому, а затем еще отрезал ему голову… Сейчас главное действующее лицо проходит психиатрическую экспертизу, от ее результатов будет зависеть  многое в дальнейшем ходе расследования. Ну, допустим, это крайний случай, сугубо психиатрического свойства. Но ведь есть масса других примеров. Вот в ноябре 16-летний мальчишка оказался каким-то образом в компании взрослых людей, сильно злоупотребляющих спиртным. Один из них в пьяном угаре ударил мальчишку ножом. Нам, конечно, еще предстоит разобраться, почему и как несовершеннолетний оказался в столь неблагополучной компании… Может, в этом случае сыграло влияние телевидения, интернета? Да нет, конечно, случай не тот. Преступник в данном случае – совершенно деградировавшая от беспробудного пьянства и безделья личность. Это большая проблема современности, именно в многолетнем безделье многих наших сограждан, сопряженном с асоциальным образом жизни, пьянством, деградацией, и нужно искать причины. И бороться с этим одними лишь силовыми методами не получится, уж очень запущенная ситуация.
– В числе приоритетных направлений деятельности органов следствия – борьба с проявлениями коррупции. Какие новости на этом фронте?
– В Южно-Сахалинске представлен практически весь «ассортимент» таких проявлений – и дача-получение взяток, и должностные преступления из корыстной или иной личной заинтересованности… Одно из свежих дел, которое находится на завершающей стадии расследования, было возбуждено в отношении начальника областной кадастровой палаты. Вкратце суть в том, что руководитель злоупотребил служебным положением. Выделенные учреждению бюджетные средства, предназначенные на аренду нового помещения, были потрачены не по назначению, а для отвода глаз был составлен договор аренды фиктивного характера. Тоже проявление коррупции.
– Бывают ли случаи, когда кто-то из сильных мира сего, какой-нибудь высокопоставленный чиновник, депутат пытается повлиять на следствие, помешать его работе?
– Совсем недавно произошел такой случай. Сейчас вспоминаем как курьез, а сначала было не до смеха. По уголовному делу об изнасиловании постоялицы в гостинице «Пасифик Плаза» был задержан подозреваемый, гражданин Узбекистана. По горячим следам была проведена обстоятельная работа: задержание, допрос, сбор показаний на месте преступления. Предъявили первоначальное обвинение, допросили потерпевшую, уведомили, как того требует закон, посольство Узбекистана в Москве. К слову, сам обвиняемый проживает в Москве… На этом этапе произошло следующее. У следователя, который занимается этим делом, зазвонил сотовый телефон. Кто-то, знавший номер, представился крупным чиновником, чуть ли не представителем управления делами президента РФ. Потребовал строгим тоном у следователя доложить, что за ситуация по уголовному делу, возбужденному в отношении узбека (называет при этом его фамилию). Строгий голос заверил также, что у него все под контролем, в любой момент он может прилететь и проверить законность… Следователь, не растерявшись, ответил, что все вопросы следует адресовать только руководству, и на этом разговор завершил. Тайна следствия – и точка. Следователь, естественно, доложил руководству о происшедшем. Было решено провести проверку. Телефонный звонок был отслежен, выяснилось, что звонивший никакой не чиновник, а просто брат задержанного, тоже гражданин Узбекистана. Он рассчитывал ввести в заблуждение следователя и любым путем выяснить, что случилось и какова ситуация, какие имеются доказательства… С братом была проведена  беседа, ему дали понять, чем чревата такая деятельность и что, если такая практика продолжится, ему и самому не избежать уголовной ответственности. Больше звонков не было. Настоящие политики и чиновники на такого рода играх с использованием телефонного права пока не попадались, случаев оказания с их стороны давления на нас не было.
– Наверняка в числе прочих уголовных дел, расследованных в 2012 году, есть отдельные, о которых вы могли бы сказать с гордостью: профессиональная работа. Можете привести пример?
– Если навскидку… Думаю, к такой категории можно отнести два разных уголовных дела, объединенных  одной темой. В обоих случаях речь шла о размещении материалов экстремистского содержания в социальных сетях. Они тем более интересны, что  являются еще и примерами тесного взаимодействия разных правоохранительных органов. В первом случае злоумышленник на своих страницах в соцсети  разместил тексты и изображения соответствующего характера, отражающие негативное отношение к полиции. Звучали и призывы к насилию. Во втором случае публикации носили ксенофобский характер, негатив был с национальной окраской. Провели основательный мониторинг, «пробили» некоторые IP-адреса, в конце концов установили, что оба автора – сахалинцы. В сеть выходили со своих домашних компьютеров. Оперативники сработали отлично, провели свои оперативно-розыскные мероприятия. Лингвистическая экспертиза подтвердила экстремистский характер размещенных в сети материалов. Деяния были квалифицированы по статье 282 УК РФ, предусматривающей меры ответственности за  призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Наш следователь и оперативные сотрудники побывали в командировке в Санкт-Петербурге, где располагается штаб социальной сети «ВКонтакте». В северной столице были проведены некоторые важные следственные действия, состоялась выемка одного из жестких дисков, изъята переписка с одним из обвиняемых. Таким образом была сформирована приличная доказательная база. Сами обвиняемые, возраст которых в пределах 25 – 30 лет, были абсолютно уверены, что их никто не вычислит, дескать, «слабо» нашим правоохранительным органам заниматься такими расследованиями. Убедились в обратном – поменяли свое отношение. По одному делу вынесен обвинительный приговор, по второму суд еще продолжается. К слову, оба гражданина на вид вполне приличные люди, считали, что вполне свободно могут выражать свою позицию и высказывать мнения относительно отдельных категорий граждан, не задумываясь о форме и содержании своих материалов, последствиях и законодательных ограничениях.
Я. САФОНОВ.
К слову
Южно-Сахалинский следственный отдел и в целом следственное управление СК РФ по Сахалинской области ратуют за плотный контакт с общественностью. На официальном сайте следственного управления
http://sakhsledcom.ru действует интернет-приемная, номер телефона доверия (4242) 43-51-94.