Пятница, 19 апреля, 2024

Людям надо помогать. Сахалинские медики в очередной раз побывали в Донбассе

Для региона, вошедшего в состав России, приезд докторов – весьма значимое событие.

В августе прошлого года там побывал врач-офтальмолог областной больницы Владимир Чурин. Работающие там же терапевт-пульмонолог Татьяна Тысова, врач УЗИ и функциональной диагностики Марина Трямкина, невролог регионального сосудистого центра Алексей Дроков и медсестра нейрохирургического отделения Светлана Коростина были вторыми, они ездили туда в мае нынешнего года.

Прием вед¸т терапевт-пульмонолог Татьяна Тысова.

Третьим составом, в июле, поехала в новые российские регионы бригада сотрудников областной больницы из семи человек. А уже в августе на Донбасс поехали доктора Татьяна ТЫСОВА и Марина ТРЯМКИНА. Вот что они рассказали о своей командировке.

Марина Трямкина:

– Идея снарядить такой десант принадлежит некоммерческой организации «Красный Круг». Она собирала туда медиков со всей страны, в том числе и с нашего острова. Когда мне предложили поехать, я не колебалась – надо, значит, надо. Работали мы на территории ДНР в городе Шахтерске с 11 по 31 мая.

Татьяна Тысова:

– Мой сын служит в нацгвардии, два раза уже был в командировке в ДНР. Поэтому для себя решила сразу – если мой сын там был, то и я поеду на Донбасс тоже.

Это был, по сути, первый такой масштабный десант – нас в бригаде собралось 16 врачей разных специальностей из российских регионов. Там провели масштабный чек-ап взрослого населения. Больной сдавал анализы, проходил ЭКГ, флюорографию, потом с этими результатами приходил к терапевту. Он уже направлял на УЗИ, к узким специалистам. Местных врачей не хватало. Поэтому нам приходилось оказывать и плановую помощь, и экстренную, вести хронических больных. Некоторые пациенты не получали медпомощь с 2014 года!

Чтобы понять, в каком состоянии там находится здравоохранение, достаточно было увидеть местную поликлинику – 7 этажей, всё обшарпано, много пустых кабинетов. Оборудования мало, все старое. Один аппарат КТ на все население,  недостроенный хирургический корпус. Жуткий дефицит узких специалистов.

До 2014 года в лечебных учреждениях были врачи всех специальностей. А потом многие, особенно молодёжь, поуезжали. Остались в основном люди старшего поколения. И их мало. Например, один рентгенолог на весь город в 60 тысяч населения. На нём и поликлиника, и больница, куда поступают экстренные больные, и школа. Физически невозможно одному человеку охватить весь этот объём.

На Донбассе дефицит не только медперсонала, но и лекарств. Мы это знали, многое взяли с собой.

– Пациентов, наверное, было очень много?

Татьяна:

– Не то слово! В первый день приёма в поликлинике мы буквально протискивались сквозь толпу в коридоре. Поначалу я принимала за день около 45 человек… Трудно было первые три дня, потом привыкли, всё  вошло в рабочий ритм. К двоим больным я приезжала на дом, у них была тяжёлая форма астмы. Под конец посчитала – за это время приняла свыше 400 больных.

У пациентов много патологий, запущенных заболеваний. Был у меня случай, когда пришёл тяжёлый пациент. Заходит мужчина, очень бледный, холодный пот на лице. Говорит, что ему плохо. Но ничего при этом не болит. По анализам оказалось, что у него вялое желудочно-кишечное кровотечение, с этим срочно надо в стационар. А там, по-моему, и понятия такого нет, как экстренный пациент. В общем, этого больного мы всё же положили в больницу.

За работой врач УЗИ Марина Трямкина.

Марина:

– Про электронные талоны даже разговоров не было. Но медперсонал грамотно организовал работу регистратуры, выдачу талонов, выписку карточек больных. Всё было спокойно. Нам, правда, пришлось многое писать от руки, от этого мы у себя уже отвыкли.

Татьяна:

– Ещё ездили в соседний Бердянск. За полтора дня приняли 250 человек. В экстремальной обстановке. У меня было много пациентов с гипертоническими кризами, когда давление держится на отметке 220 – 240, что не удивительно в такой обстановке. Я специально взяла с собой лекарства от этого недуга, раздавала их первые дни, потом медикаменты подвезли по линии «Красного Круга».

– Ковид оказал влияние на здоровье жителей донбасского Шахтерска?

Татьяна:

– Да, у многих пациентов после коронавируса осталась дыхательная недостаточность, эти изменения хорошо были видны на рентгеновских снимках. В отличие от сахалинцев, получавших своевременную медицинскую помощь, у жителей Донбасса последствий ковида больше.

К тому же там более тёплый климат, больше разных растений, которые могут вызывать аллергию и таким образом провоцировать или обострять бронхолёгочные заболевания. И ещё угольная пыль. Донбасс – шахтерский регион, много людей работало под землей. Если не вести профилактику, своевременно не назначить лечение, болезни прогрессируют. По­этому люди там искренне радуются тому, что их территории включили в состав России. Начала налаживаться система здравоохранения, система медико-социальной экспертизы для определения инвалидности и последующего льготного снабжения необходимыми лекарствами.

– И вы это отношение почувствовали на себе?..

Марина:

– Пациенты восприняли нас очень радушно. Одна женщина даже стихи мне принесла.

Татьяна:

– Такой искренности, с какой люди нам там радовались, благодарили, мы не видели давно. Это трудно забыть. Ведь они столько лет не получали качественной помощи. Нам трудно такое представить, но там нет льготного обеспечения лекарствами. Препараты хронические больные могут приобрести только за свои средства. За многими лекарствами необходимо ехать в Донецк, и это небезопасно.

Некоторые пациенты не проходили нормального обследования с 2014 года. Даже флюорографию невозможно было сделать. Понятно, что приезд вызвал ажиотаж. Мы привезли с собой всю аппаратуру для обследований. Помимо УЗИ, электрокардиографа, флюорографа были спирографы, аппаратура для анализа крови. И медикаменты. Мне в дополнение к препаратам, которые доставили по линии «Красного Круга», пришлось дополнительно заказывать на Сахалине 20 ингаляторов для больных бронхиальной астмой. Их передали с артистами, которые приехали с Сахалина в Шахтерск.

– Как складывались ваш рабочий день и быт?

Марина:

– Приём вели с 8 до 18. Бывало, задерживались на час-два. Вставали рано, по сахалинскому времени. Жили в общежитии на территории больницы по четыре человека в комнате.

Татьяна:

– Условия, конечно, были более чем спартанские. Вода по несколько часов в сутки. Но на четвёртый-пятый день мы уже адаптировались. Познакомились с коллегами из других регионов. Делились опытом. С 10 вечера распределяли пациентов на следующий день – брали карточки, определялись со временем приёма. За территорию больницы выходить нам особо не разрешали. Но мы и не стремились: за день накапливалась усталость.

В общем, было нелегко. Но я опять поеду на Донбасс. Людям надо помогать.

Беседовал Евгений АВЕРИН.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ