Озеро Малое Буссе открывает на юге Сахалина долгожданный сезон подледной рыбалки.

Об особенностях любительской рыбалки на Сахалине в ноябре рассказывает постоянный консультант нашей газеты Виталий НИКИТИН, кандидат биологических наук.

– Свои месячные обзоры вы обычно начинаете так: ноябрь на Сахалине – это…
– Это, во-первых, распределение рыб по зимовальным ямам и, во-вторых, долгожданное для рыболовов-любителей перволедье.
С начала месяца рыба распределяется по рекам и готовится к зимовке. В малых реках с верховьев она спускается на средние участки, а в реках, которые непосредственно впадают в море, сосредоточивается в устьях. В больших реках острова – Лютоге, Найбе, Поронае, Тыми и других – рыба концентрируется на равнинных участках. Речь идет, прежде всего, о красноперках всех трех видов, которым мы уделяли постоянное внимание в наших обзорах, и кундже, достаточно крупных особях. В Тунайче, Вавайских озерах и других водоемах лагунного типа рыба тоже образует скопления и готовится к зиме.
– Что касается «во-вторых», то есть перволедья, то я недавно столкнулся с неожиданным поворотом этой темы. Имею в виду человека, как говорится, с ограниченными физическими возможностями (случайно познакомились) . Так вот он ждет этого первого льда на речках и озерах с гораздо большим нетерпением, чем обычные двуногие рыболовы.
– Инвалид?
– Да, когда служил в армии, потерял ногу в одной из «горячих точек», которых было немало в нашем неспокойном мире, ходит на костылях.
– Тогда понятно! На костылях по открытой воде много не нарыбачишь. И в воду не зайдешь, и длинным удилищем трудно управлять. А лед уравнивает его с другими рыбаками – сиди на стульчике у лунок и тоже радуйся поклевкам.
– У меня есть фото еще одного такого же фаната подледной рыбалки (разрешил себя сфотографировать при условии, что не будет видно его лица). Запомнился трогательный момент: когда он только подошел к месту лова на Малом Буссе, ему соседи сразу же предложили пробурить лунки, а некоторые даже уговаривали взять уже прикормленные.
– Настоящие сахалинцы! Дружелюбные, отзывчивые, готовые всегда помочь.
– Вернемся к обзору. В этих зимовальных скоплениях рыбацкий народ в первую очередь интересует кунджа?
– Конечно. Сахалинского тайменя мы не рассматриваем, поскольку он занесен в Красную книгу. А кунджа обязательно концентрируется там, где отнерестились тихоокеанские лососи.
– Выходит, тот важный вывод, который мы сделали в августовском обзоре, – о том, что жизнь в бассейнах рек определяет именно лосось, – продолжает действовать и поздней осенью, когда самого лосося уже нет?
– Да, лосося нет, но остались его нерестилища. Они бывают временные, которые формируются в высокоурожайные для лососевых годы, и есть постоянные, куда рыба приходит всегда, правда, не всегда в больших количествах, что также зависит от «урожая» лососей. В последнее время все чаще отмечается поздний ход горбуши, которая нерестится преимущественно в нижнем течении рек.
– Прошлый и позапрошлый годы были на Сахалине не слишком урожайными для горбуши. А нынешний?
– Этот год стал значительно лучше. В заливе Анива горбуша неплохо отнерестилась в реках Таранай, Урюм, Игривая, Островка, Новикова, на юго-восточном побережье – во всех реках предгорного типа, где равнинные участки слабо выражены, – Долинка, Жуковка, Вознесеновка, Анна, Фирсовка. В другие водоемы, включая Лютогу и Найбу, горбуша тоже зашла, но в гораздо меньшем объеме.
Таким образом, в первой половине ноября в местах зимовальных ям (нижние участки рек) будут ловиться кунджа (с переменным успехом) и красноперка, на реках Фирсовка, Мануй, Лазовая, Лесная – еще и голец (южная проходная мальма), но в небольших количествах. В последние годы в устье Лютоги перед ледоставом практикуется лов наваги на донки.
На северо-восточном побережье острова объектом массовой любительской рыбалки станут голец и кунджа. В бассейнах рек Тымь и Поронай на выходе из притоков и в старицах будет активно брать щука. Пока стабильна температура воды, можно рассчитывать и на язя (чебака), но как только пойдет шуга, он начнет давать сбои. Язь не любит перепада температур, его клев активизируется после ледостава.
В северо-западных реках – Большая, Лангры, Теньги, Чингай – по перволедью будут интенсивно ловиться ленок и хариус.
– На какие снасти? О летних мы уже рассказывали, а зимние?
– Основная подледная снасть на этих рыб – традиционная донка, только вместо грузила применяется подходящего веса мормышка, а выше нее сантиметров на 30 привязывается мушка ручейника или бокоплава. Поставили возле себя одну-две таких донки, а немного впереди пробурили еще лунку, где можно поблеснить маленькой 5 – 6-граммовой летней блесной (типа «крусайдера»), на которую желательно наживить опарышей или небольших навозных червей. Для этих удочек лучше всего использовать флюрокарбоновую леску, в качестве основной – 0,3 мм, на поводки – 0,2 мм.
– Ясно. А теперь давайте уточним ориентировочные сроки становления льда на сахалинских реках и озерах.
– На севере это 10 – 15 ноября, на юге – вторая половина месяца, ближе к концу. Первый озерный лед в южной части острова, если не считать небольших водоемов, становится на Малом Буссе.
– В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века, когда я жил в Холмске, мы с друзьями ездили открывать зимний сезон на этом озере 7 ноября (поскольку праздничный день был выходным). Что повлияло на столь серьезный сдвиг начала образования льда – глобальное потепление климата?
– В причинах пусть разбираются специалисты-метеорологи, а нам надо принимать это как данность, с учетом которой и планировать свою рыбацкую жизнь.
– Какие новые сезонные объекты любительской рыбалки появляются по перволедью?
– В предустьевых участках практически всех рек Сахалина после становления льда на зимовальные миграции собирается обыкновенная малоротая корюшка, а в солоноватых лагунах – озерах Буссе, Изменчивое, Тунайча – морская малоротая корюшка. Первую местные рыбаки кое-где называют чекой, чекушкой, а вторую – тайфуном, тайфунчиком.
– Да, мне приходилось рыбачить в Поронайском районе, именно так величают этих рыб коренные поронайцы, слово «корюшка» даже не употребляется.
– Я считаю, такое местное лингвистическое творчество не вредит русскому языку, а, наоборот, обогащает наш лексикон.
– Если суммировать сказанное выше, напрашивается вывод, что для успеха ноябрьской рыбалки важно найти зимовальные ямы, зимовальные скопления рыбы?
– Да, но здесь таится и немалая опасность. Рыба в зимовальных ямах клюет очень активно, ее часто вылавливают в огромных количествах, не оставляя на воспроизводство, что может подорвать популяцию в том или ином водоеме. Особенно это касается так называемой мелочевки, прежде всего ручьевой мальмы, которая, кстати, заканчивает нереститься уже подо льдом. Поэтому, если не хотим остаться без рыбалки, надо бы поумерить аппетиты. Нельзя забывать, что большинство рек на Сахалине сравнительно короткие и зимовальных скоплений рыбы в них не так уж много, численность кунджи и мальмы не беспредельна.
– А как ограничить рыбацкий азарт?
– Этому помогают новые Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, принятые в мае прошлого года, в которых установлены суточные нормы вылова рыболовами-любителями. Мы о них уже говорили.
– Я думаю, столь важную информацию было бы полезно повторить.
– Пожалуйста! Эти правила у меня лежат на рабочем столе. Каждый рыболов-любитель в реках и озерах Сахалинской области, а также в море, прилегающем к ее территории, может за сутки добыть: камбалы дальневосточной – 50 штук, наваги – 100, сельди тихоокеанской – 50, корюшки азиатской зубастой – 200, корюшки малоротой морской – 300, корюшки малоротой обыкновенной – 300, гольцов – 30, красноперки – 30.
– На мой взгляд, весьма щедрые нормы, особенно по корюшкам и наваге. Мне, например, вполне достаточно. Единственный вопрос: поскольку ручьевая мальма из рода гольцов, ее разрешается поймать только 30 штук?
– Да, правильно!
– Учитывая скромные размеры этих рыбок, кому-то покажется маловато.
– Кому мало, может съездить на рыбалку еще несколько дней и добыть в итоге гораздо больше, не превышая суточной нормы вылова. Кто-то скажет, что это – формализм, но нам, любителям рыбалки, пора научиться себя ограничивать. Иначе любить будет нечего.
– Согласен и поддерживаю, в связи с чем хочу задать еще один волнующий многих вопрос. Мы с вами, Виталий Дмитриевич, давно сотрудничаем в областных СМИ, и вы не раз с беспокойством говорили о сахалинском таймене, которого считаете таким же достоянием Сахалина, как его нефть и газ. Что именно вас беспокоит? Давайте заострим на этом внимание наших читателей.
– Вопрос не только злободневный сам по себе, он очень актуален именно в сезоне любительского рыболовства, о котором мы ведем речь. Дело в том, что ноябрьское перволедье – самый опасный период для тайменя-сахалинца. В это время он откармливается, готовясь к зимовке, и потому реагирует на все виды снастей и любые приманки, особенно на блесны в отвес. Не будет преувеличением сказать, что в зимовальных ямах таймень беззащитен перед браконьерством. К примеру, по моим данным, на реке Набиль за одну рыбалку каждый браконьер может поймать до 50 килограммов этой рыбы.
Причем вылавливаются преимущественно неполовозрелые и впервые созревающие особи. Такая картина на многих наших реках и озерах. Поэтому стоит ли удивляться, что численность уникального тайменя катастрофически из года в год сокращается.
– И это при том, что добыча краснокнижной рыбы карается серьезной ответственностью, вплоть до уголовной?
– Преступника, кем и является браконьер, пугает не строгость наказания, а его неотвратимость, чего у нас нет и в помине.
– Тогда классический вопрос: что делать?
– Лучше охранять зимовальные ямы сахалинского тайменя. Запрет на вылов рыбы, занесенной в Красную книгу РФ, должен быть реально обеспечен государством.

Георгий ЮРГИН.